Главная » Краеведение » История поселений района » История села Верхние Аремзяны

История села Верхние Аремзяны

История села  Верхние Аремзяны

Материал собран
Бухаровой Ольгой Васильевной,
учителем истории Верхнеаремзянской школы,
дополнен
Черкашиной Людмилой Викторовной,
библиотекарем
Верхнеаремзянского сельского филиала

Глава 1. Основание села Аремзянского

Над лугом Никулиным, там, где речка Белая впадает в речку Аремзянку, на высоком холме расположилось село В-Аремзяны. История этого поселения ведется с 17 века. Еще задолго до «Сибирского взятия» здесь обосновал свою вотчину знатный мурза, татарский князек Аремзяна.1 Городок являл собой крупное оборонительное сооружение. В Сибирской летописи имеется сообщение о том, что Ермак с дружиной после победы над Кучумовым войском предпринял поход по территории Сибирского ханства. Князь Аремзяна отказался платить дань и занял осадное положение. Лишь после длительной осады городок был взят.

Г.Ф. Миллер в своей работе «История Сибири»2 упоминает, что «Брязга со своим отрядом казаков отправился в путь 5 марта, и т.к. все жившие по дороге и до речки Аремзянки были уже раньше покорены, то он спокойно продвигался вперед. В устье этой речки он встретил сильное сопротивление со стороны татар, которые засели в маленьком городке и не хотели слышать о сдаче. Брязга принужден был взять это место приступом. Он считал необходимым примерно наказать сопротивляющихся, для устрашения остальных, которых еще предстояло привести к повышению». Таким образом, татары «были положены в ясак, который состоял из разной мягкой рухляди. Брязга отослал ее Ермаку в Сибирь вместе с большим запасом собранного хлеба и рыбы. С тех пор эти татары называются Аримдзянской волостью».3

Заселение этих мест русскими переселенцами источники фиксируют в XVII в. Основные поселения располагались по верхнему и нижнему течению Иртыша: «на старой Сибири», на «Абалаке», «на Аремзянке». Основная часть поселений была сосредоточена в районе «Ближнего Сузуна» — 22,6%, и Аремзянке – 7,6%.4

В дозорной книге 1624 г. отмечен двор посадского человека « Пятка Шапочника в деревне на речке Аремзянке».5 Кроме того, отмечены деревни стрельцов Шостака Микитина и Данилова.

В период правления тобольского воеводы Петра Васильевича Шереметьева «большие сенокосные угодья, прилегающие к речкам Сосновка, Аремзянка, Еловка, Белая, были переданы во владение сыну боярскому Тимофею Мокринскому»6. Так же упоминается деревня на речке Аремзянке конного казака Гришки Клепалова. В справке писца Льва Поскочина за 1683 год сообщается, что распределены эти покосы, из-за частых отлучек Мокринского, между дворянином Семеном Степановым, казаком Площадным и сыном боярским Тимофеем Мокринским. На прилегающих к этим владениям землях ставили сено разные военные команды по «норме казенных лошадей»7.

С 1717 года сын боярский Дмитрий Тимофеевич Мокринский получает по наследству от отца своего сенные покосы. Затем часть покосов выкупает тобольский дворянин Иван Парфентьев и владеет ими до 1736 года, продав впоследствии их Якову Григорьевичу Корнильеву. У Якова Григорьевича было пять сыновей: Михаил, Иван, Алексей, Федор и Василий. К середине XVIII в. Корнильевы стали самыми богатыми людьми в Тобольске и играли важную роль в экономической жизни Тобольской губернии, всей Западной Сибири. Эта тобольская династия занималась не только коммерцией, но и товарным производством, основой которого стал стекольный завод, построенный на реке Аремзянке. За два с половиной месяца до смерти Я.Г. Корнильев приобрел небольшой участок земли, называющийся ныне «сосновским».

После смерти в 1739 г. Якова Григорьевича весь капитал и дворовые люди достались его жене Анне Алексеевне Корнильевой, которая в 1749 г. выхлопотала на имя Алексея привилегию на устройство стеклянной и хрустальной фабрики и на покупку к ней деревень с двумястами душ крестьян.

После указа Мануфактур–коллегии тобольский купец Алексей Корнильев в 1749 году 11 августа подает прошение в Сибирскую канцелярию об открытии близ города Тобольска стеклянной фабрики, выпускающей «собственным своим капиталом стеклянную и хрустальную разных колеров посуду»8. Постройка фабрики предполагалась на свободных землях, «дабы оная фабрика в наилучшее размножение прийти могла».9 Купцу Корнильеву было дозволено купить несколько деревень и двести душ крепостных крестьян. По распоряжению Сибирской Губернской Канцелярии было выделено место из пустопорожних земель под строение фабрики.

18 августа 1740 г. на прошение из Мануфактур-коллегии был дан ответ: «… означенному города Тобольска купцу Алексею Корнильеву, по силе опыт коллегии регламента и указов по прошению его Сибирской губернии в г. Тобольск в доме своем или поблизости оного города собственным своим капиталом стеклянную и хрустальную фабрику завесть позволить и на оной делать ему хрустальную и стеклянную разных колеров посуду и стекла самым добрым мастерством, вырезывая на оной, чьей именно фабрики и в котором городе деланы, и для того, сделав форму, объявить для апробаций в коллегию и ту фабрику от времени до времени производить и умножать, и для того капитал свой употреблять с удовольствием, чтобы в размножении той фабрики не малого недостатка и остановки не было»10.

Функционирование фабрики полностью регламентировалось Мануфактур–коллегий, туда же отправились и все отчеты по деятельности фабрики. Корнильевы получили льготы – они были освобождены от платежей на шесть лет. Но было поставлено условие – всех крепостных крестьян использовать только на развитие фабрики. Беглых каторжан нельзя было принимать. За прием на фабрику беглых грозила расправа со стороны властей. На фабрике могли работать только свободные крестьяне с паспортами.

Получив привилегию, А.Я. Корнильев обращается 20 марта 1750 г. в Сибирскую Губернскую канцелярию с прошением об отводе в вечное владение подысканного им для фабрики участка земли. Однако землю под строительство фабрики купцу Корнильеву отвели после долгой тяжбы. Как сообщается в купчей, «…просителю Корнильеву отвода учинить было не мочно, так как велено на ту землю составить чертеж и показать, яко то лесом поросло и болотной, и на те земли учинить обстоятельный план и владельцев указать»11.

«А по сказке указать, сколько по окончанию того надлежащую опись и план за своими за руками старожилов подать в Сибирскую губернскую канцелярию»12. Свидетелями выступили владельцы сенных покосов по речке Аремзянке, которые показали, что земли, которые «… просит себе во владение Тобольский купец Алексей Корнильев под строение хрустальной и стеклянной фабрики и на той земли сверху речки Аремзянке от устья речки Белой до логу Плоскова наперед сего владели и сена ставили деды и отцы их, а по каким крепостным и отводам и написанным ныне покосам в писцовых книгах за оными дедами и отцами про то они сказать не знают, что також у них никаких крепостей на те покосы не писано»13. После подтверждения старожилами того, что земли, которые спрашивает купец Корнильев под заведение фабрики, пустуют, Сибирская губернская канцелярия приняла решение о выделении ему угодий под заведение фабрики.

Местность эта, богатая лесными угодьями и сенокосами, отведена была в Тобольском подгородном дистрикте, по речке Аремзянке, впадающей в реку Иртыш. Судя по выписи, данной на землю из губернской канцелярии, за подписью Сибирского губернатора А.М. Сухарева, 31 октября 1750 г., к постройке фабрики приступили в том же году. Место для нее было избрано на правом высоком берегу р. Аремзянки в 25 верстах от Тобольска. Стоимость фабрики обошлась А.Я.Корнильеву в 5.500 рублей ассигнациями.

В межах с этой землей владел старший брат Алексея Корнильева – Михаил — сенными покосами издревле. В 1745 г. М.Я. Корнильев был избран городским обществом в президенты Тобольского магистрата..14 На земле, отошедшей к фабрике, Михаил Корнильев имел тогда винокуренный завод под названием «Аремзянский каштак», построенный им при речке Черемховке, впадающей в Аремзянку, ниже фабрики. Однако к 1749 году он уже не действовал.

М.Я.Корнильев имел откуп на винную продажу в Берцове на трехлетие с 1744 по 1746 годы. За откуп М.Я. Корнильев платил казне по 1536 руб. 89 коп. в год. Вино поставлялось с казенных и частных каштаков, расположенных близ Тобольска.15

Фабрика имела девять деревянных строений: гончарные мастерские, кузницу, склад, сушильню. Устроили поташный и шлифовальный заводы и другие подсобные помещения. Из Москвы для обучения крестьян были вывезены мастера. Одновременно с фабрикой росла деревня Аремзянская. Здесь был выстроен господский дом со службами и 20 домов для крестьян, 3 конюшни, контора, несколько магазинов для хлеба, мельница.

Корнильевы купили у тобольского дворянина А.А. Карамышева крепостную деревню в Тюменском уезде: «Лета 1750 го года апреля в 5 день тобольский дворянин Андрей Андреевич сын Карамышев ……., продал в вечное владение деревню свою с пашенной землею и с сенными покосами и со скотским выпуском, дворовым строением и с дворовыми крепостными людьми тобольскому купцу Алексею Яковлеву сыну Корнильеву»,16земли 2100 саженей и крестьян купили у помещика А.П.Нефедьева в Тобольском уезде.17  Кроме того, к заводу были приписаны ссыльные поселенцы. В 1776 г. их насчитывалось 29 душ мужского пола. На заводе в небольшом количестве применялся и наемный труд. В 1750-1751 гг. в деревню Аремзянскую были переселены крестьяне из деревни Червишевой Тюменского уезда, Ломаевой и Мало-Аремзянской деревень Тобольского уезда. К фабрике было приписано 90 душ крепостных крестьян.

10 сентября 1753 г. Государственная Мануфактур-коллегия была уведомлена Сибирской Губернской канцелярией, что в Сибирской Губернии, в Тобольской провинции, стеклянная фабрика содержателя Алексея Корнильева купила 200 душ, и из-за этого его к покупке более не допускает. Несмотря, однако, на такое категорическое запрещение Алексею Корнильеву, покупки крепостных проводились. Деревни, фабрика, люди и капитал находились в непосредственном распоряжении Анны Алексеевны Корнильевой. В 1738 году 13 июня за подписью сибирского губернатора Ф.И. Соймонова удалось купить еще одного подьячего сына Исетской провинции Мехинской слободы Ивана Попова.

Актом, совершенным 1 сентября 1753 года, Анна Алексеевна распределила людей и дворовых между собой и сыновьями порознь. Фабрика была отдана Алексею, три деревни прочим сыновьям – Михаилу, Федору и Василию. Впрочем, люди, несмотря на раздел, обязаны были в силу привилегий числиться при фабрике. Впоследствии, между братьями Корнильевыми по смерти их матери в 1757 году, состоялся снова раздел имущества. Червишеву деревню получил в свое распоряжение Михаил, Мало-Аремзянскую – Василий, а Ломаеву – Федор. Поблизости последней Федор, в конце 1780-х годов выстроил на заимке дом и проживал по день своей смерти, то есть до 13 декабря 1791 года.18

По основанию фабрики, дружелюбное и единодушное согласие братьев Корнильевых побудило, не щадя капитала, заниматься усовершенствованием фабричных изделий. Крестьяне уже были обучены фабричному мастерству мастерами, вывезенными из Москвы. В селении при фабрике была сооружена в 1768 году церковь. Крестьяне с уважением относились к своим владельцам и исполняли свой долг исправно за особо положенную плату с должным повиновением.

Из документальных источников19 известно, что первоначально здесь изготовляли разноцветную стеклянную (голубого, зеленого, лазоревого цвета) и хрустальную посуду: бокалы, рюмки, графинчики, уксусники, стаканы, лазоревы штофы. Выпускалось также зеленое и белое оконное стекло.

Это подтверждено данными геологических изысканий, проведенных в 1958 году в окрестностях села В-Аремзяны. В шурфе были обнаружены не только осколки зеленого стекла, но и фрагменты посуды голубого, розового, красного цвета и даже разноцветные бусы.

Хрустальная посуда выпускалась до 1790 года. На изготовлении белого и лазорева хрусталя работал один мастер, зеленого стекла и посуды – два мастера и один ученик, один мастер делал состав. В первые годы существования фабрики изделия клеймились. На дне каждого изделия ставили дату изготовления и монограмму «А.К.» («Алексей Корнильев»).

После пожара 27 апреля 1788 года, который лишил Корнильевых большой части движимого и недвижимого имущества, находившегося в Тобольске и причинивший убыток, фабрика стала работать хуже.

В июле 1788 года фабрика перешла в самостоятельное управление Николая Корнильева. В годы его управления производство стеклянной посуды настолько упало, что Тобольская казенная аптека из – за недостатка необходимой продукции вынуждена была выписывать ее из других городов России. Готовой продукции не могли купить даже местные жители. Николай вел праздную жизнь и наделал много долгов. Наместническое правление запретило ему управлять фабрикой, назначены были опекуны. Дядя Николая Василий Яковлевич Корнильев решил присматривать за племянником сам.

По сведениям 1794–1796 годов, представленным Тобольским нижним земским судом в Наместническое правление, фабричное производство было в неудовлетворительном состоянии. Фабрика находилась в действии пять месяцев в году, в остальное время занимались заготовкой необходимого материала. Продукция изготовлялась преимущественно из зеленого стекла и только в незначительном количестве – из белого.

После смерти Василия Яковлевича, в начале 1795 года, вдова его Марфа Ивановна возбудила дело о долгах Николая и о праве на владение фабрикой вместе с сыновьями Дмитрием и Яковом. А после того как Николая не стало, она 25 ноября 1804 года была утверждена в правах. Однако с переходом производства во владение Марфы с сыновьями дела лучше не пошли. Выпуск посуды настолько пришел в упадок, что фабрика больше простаивала.

В Государственную Мануфактур–коллегию поступила «Ведомость о стекольном заводе тобольских купцов Корнильевых»20 от 1 июля 1800 года. В ведомости отражена работа фабрики: заготовлено материалов: «пеплу осинового 265 четвертей, каждая по 1 руб. 30 коп., пеплу поземного 325 четвертей, каждая по 53 коп., дров березовых 565 саж.. каждая по 40 коп., дров осиновых 250 саж., каждая по 36 коп., глины белой на горшки 650 пуд., каждый по 80 коп.. камню 175 пуд., по 1 руб. на 1503 руб. Оные материалы : пеплы, дрова, сутунки заготавливаются на отведенной к означенной стеклянной фабрике земле и крепостными людьми, а глина и камень доставляются Пермской губернии из города Челябы».21 Кроме этого, перечислена продукция завода и ее стоимость: бутыли разных размеров по цене от 8 до 80 коп., штофы – 10 коп., полуштофы – 5 коп., кунганы по 15 коп., мамзурки, кружки, пузырьки — от 3 до 8 коп., стекла оконные по 30 коп. Вся продукция оценена на сумму 2145 руб.

На фабрике работали 7 мастеров, 8 трубочников, 2 мастера делали состав, 2 гончара, 6 шуралей, 1 шлифовальщик, 23 чел. заготовляли дрова и сутунки, 8 чел. работали на заготовке пеплов, а 5 чел. их возили, 1 караульный и 1 конюх.

26 сентября 1809 года по решению палаты Гражданского суда фабрика с людьми и землей была «присуждена к продаже с аукциона». Но дело затянулось, и продажа не состоялась. После смерти Марфы Корнильевой фабрика перешла по наследству к ее внуку Василию Дмитриевичу Корнильеву.

В годы управления фабрикой Корнильевыми между ними и мастеровыми возникли разногласия, которые были урегулированы через суд.22 Фонд 329 содержит документ «Дело о прошении мастеровых Л. Урубкова и Ф. Лебедева о притеснениях со стороны купцов Корнильевых». Мастеровые обратились с жалобой к Генерал – губернатору И.Б. Пестелю на притеснения Корнильевых, о том, что им задерживают заработанную плату, платят мало. В связи с этим их семьи «терпят крайнее изнурение и обиду». А более того, мастеровые были крайне возмущены тем, что Корнильевы приписали себе все крестьянское имущество, хотя дома были построены крестьянами на собственные средства.

От Тайного Советника Сенатора Сибирского генерал–губернатора и Кавалера Пестеля И.Б. пришло предложение в Тобольское Губернское правление, в котором говорилось, чтобы приказать Корнильевым мастеровых ни в чем не обижать и выплатить им всю заработанную плату, а так же использовать их труд строго по назначению.

Стоит отметить, что в тот период времени не было законного постановления относительно выдачи заработной платы рабочим частных фабрик. Поэтому мы не знаем, какие существовали цены на рабочие руки на стеклянной фабрике Корнильевых, т.к. не сохранилось сведений. Крепостные крестьяне работали за «положенную от владельца плату»23. Плата производилась лицам мужского пола мастеровым поштучно. «Чернорабочим платили помесячно и поденно, дрововозам и пепельникам с количества доставляемых материалов»24. Крестьяне могли свободно сочетать работу на фабрике и заниматься хлебопашеством, скотоводством и промыслами: кузнечной работой, птицеводством и звероводством. Вольнаемные работники и конторские служители обрабатывали господские земли за плату. Так было принято с 1828 года. Сеяли озимую и яровую рожь. «Цель владельца произведения хлебопашества та, чтоб увеличить скотоводство и иметь достаточное количество материалов для состава стекла. А главное, своим примером преклонить крестьян к трудолюбию и заведению для их благосостояния запашки хлеба по удобности земли».25 После уборки урожая солому сжигали, а пепел использовали для состава стекла.
Кузницы представляли собой мельчайшие заведения, основным оборудованием которых являлся горн с воздуходуховными мехами; весь инструментарий их состоял из наковальни, пары ручных молотов и клещей. Работы производились на базе семейной кооперации.
Сибирь – край лесов. Сибирская тайга давала в распоряжение трудового люда первоклассный материал для строительства, столярного, токарного, колесного, санного и многих других промыслов.

В деревообрабатывающих промыслах наблюдалась большая дробность специализации. Здесь имелись столяры, токари по дереву, кадочники, ведерники, бочкари, чанники, мастера сундучного дела, колесники, решетники, производители сит, саней. Имело место некоторое разделение труда между городскими и сельскими ремесленниками. Владельцы винокуренных заводов, рыбопромышленники, поставщики хлебных запасов в казну давали ремесленникам заказы на изготовление бочек, кадей и рогожных кулей. Ремесленники делали на заказ сани, телеги, коляски.

Управляющие фабрикой, особенно В.Д. Корнильев, поощряли крестьян, занимающихся сельским хозяйством. В.Д. Корнильев построил для них в селе Аремзянском при фабрике новые избы, увеличил за все работы сдельную плату и дал для полевых собственных их работ два месяца льгот от занятий на фабрике. К тому же, крестьяне, занявшись хлебопашеством, могли вносить за себя в фабричную контору казенные подати и другие повинности, обеспечивая себя и свою семью всем необходимым.

Таким образом, в начале 20-х годов XIX века стекольная фабрика функционировала, принося прибыль ее владельцу В.Д. Корнильеву.

В 1824 году произошел пожар на фабрике: сгорели гута, амбары, инструменты, материалы, посуда и оконные стекла, причинив владельцу большой материальный ущерб. Несмотря на большие убытки, в том же году В.Д. Корнильев отстраивает главное фабричное здание и пускает фабрику в действие. 21 апреля 1825 года ему выдали залоговое свидетельство, а в 1827 году из Тобольского приказа Общественного призрения Василий Дмитриевич получил ссуду на 16 лет в размере 15 тысяч рублей под залог фабрики с 70 душами крепостных и 2 тыс. десятин земли. Обеспечив дальнейшее существование предприятия, он покидает Тобольск, переселяется на постоянное место жительства в Москву. Управление фабрикой по доверенности, данной в 1828 году, В.Д. Корнильев поручил родной своей сестре М.Д. Менделеевой.

Управление фабрикой М.Д.Менделеевой

М.Д. Менделеева обратилась к Великому государю императору Николаю Павловичу с прошением26 о выдаче ей свидетельства на управление стекольным заводом: «Прошение поверенной коллежского асессора Василия Дмитриева сына Корнильева надворной советницы Марьи Дмитриевой Менделеевой, которая просит выдать ей свидетельство на недвижимое имение доверителя (неразборчиво) Корнильева, состоящее Тобольской губернии и уезда в стеклянной фабрике с крепостными ее крестьянами, землями и деревнями, представленным в (неразборчиво) на устройство и распространении в Сибири мануфактурного его произведений». Приказали: сообщить в Тобольскую казенную палату, провести ревизию душ земли в каждой деревне обмежевать.
В «Справке из дела хозяйственного отделения Тобольской казенной палаты по второму столу»27 находится документ, подтверждающий, что земли были обмежеваны: «По просьбе управляющей по доверенности Стеклянною фабрикою коллежского Асессора Василия Дмитриева Корнильева, надворной Советницы Марьи Дмитриевой Менделеевой, поданной в Казенную палату 15 сентября 1833 года о возобновлении межи фабричных земель: первой Абалакской волости в селе Аремзянском при стеклянной фабрике и Поташном заводе и второй Бронниковской волости в деревнях Аремзянской и Малой Ломаевой, предписано было Господину Тобольскому губернскому землемеру 21 сентября №3695 дабы он поручил окружному землемеру …… земли обмежевать».

В 1834 году была проведена ревизия душ в каждой деревне и опись движимого и недвижимого имущества. Из документальных источников28 известно, что после пожара на заводе в 1824 году, вновь было отстроено все основательно и пущено в действие: бревенчатая гута на 7 печей: мастерская в 4 горшка печь, дровосушильня и 3 печи для каления посуды. В шести саженях от гуты была выстроена новая двухэтажная гончарная мастерская и двухэтажный амбар для хранения готовой продукции и фабричного инструмента. Возле амбара отстроена казарма и мастерская изба для плотничьей работы с большой печью и с перегородкою внутри. Позади гуты с усадьбой господского дома находились материальные сараи для жжения пепла, навоза и соломы, зольный амбар и двухэтажный бревенчатый амбар для хранения посуды, кирпичный сарай. На берегу речки Аремзянки была выстроена для слесарной работы теплая изба с печкою, в которой находилась кузница. На другом берегу находился новый поташный завод. Рядом с поташным заводом была построена новая теплая изба, крытая тесом. В линию с избою был бревенчатый огород, там выстроена сушильня для хлеба в снопах, бревенчатый сарай и током для молотьбы хлеба.

Господский деревянный двухэтажный дом находился вблизи фабрики. К нему было пристроено два глухих крыльца. На первом этаже находились четыре жилых комнаты и одна кладовая. Вверху — пять комнат в капитальных стенах. Вокруг дома палисадник и галерея. Рядом с домом деревянный флигель, в нем была контора фабричная. Поодаль от дома находилась кухня, за ней скотский двор, сарай для экипажей. Против флигеля фабричной конторы был погреб с двумя над ним амбарами. Под одну крышу с амбарами сарай для сена, а внизу две конюшни со стойлами, теплый хлев для овец. Усадьба вокруг дома под огородом обнесена частоколом, со створными в гуту воротами, а на огороде выстроена баня.
Так выглядели усадьба Менделеевых и стекольный завод в 1830 –е гг.

М.Д. Менделеева управляла стекольным заводом с 1828 года, проживая в Тобольске. Ей приходилось часто наведываться в Аремзянку (так с любовью называли в семье Менделеевых село Аремзянское), проверять работу управляющего. Но в год рождения Дмитрия семью постигло несчастье, вызвавшее крупную перемену в их жизни. Вследствие развившейся на обоих глазах катаракты, Иван Павлович ослеп и вынужден был выйти в отставку с пенсией 1000 рублей ассигнациями или 275 рублей серебром в год. Страшная забота свалилась на Марию Дмитриевну. Жить на эти деньги с такой большой семьей было невозможно. Она не пала духом, не растерялась и нашла выход: написала брату Василию Дмитриевичу в Москву, прося у него помощи. Брат посоветовал ей переехать из Тобольска в село.

Мария Дмитриевна решила перестроить свою жизнь: из Тобольска, где жить стало не по средствам, переселиться в Аремзянку на «фабрику» и всецело посвятить себя управлению ее. М.Д.Менделеева, чтобы поднять производство, взяла в свои руки ведение заводских дел, завела большое хозяйство: пашню, огород, молочное хозяйство, домашнюю птицу, мелкий скот и пр.

Это давало средства на содержание семьи, но в то же время отрывало ее от семьи, т.к. завод и хозяйство требовали неусыпного ее внимания и заботу. Живя в Тобольске, Менделеевы бывали в Аремзянке только наездом; теперь вся семья должна была приспособиться к новой деревенской жизни. Благодаря переезду в Аремзянку раннее детство Дмитрия Ивановича прошло в здоровой трудовой деревенской обстановке, среди крестьян и заводских рабочих, что имело огромное влияние на формирование характера, склонностей и повлияло на всю его жизнь.

Самый младший в семье Митенька – добродушный, живой, любознательный мальчик – был любимцем не только своей семьи, но и всех окружающих. В 1838 году, когда ему было четыре года, он сильно болел натуральной оспою, три дня ничего не видел и был при смерти. После этой болезни Мария Дмитриевна особенно сильно беспокоилась за своего младшего сына. Дмитрий часто посещал фабрику, наблюдал за производством стекла, беседовал с мастерами и рабочими. В семье Менделеевых не было никакого высокомерия ни к прислуге, ни к крестьянам, ни к рабочим. Дмитрий Иванович на всю жизнь сохранил к ним любовь и уважение.

Когда за фабрику взялась Мария Дмитриевна, фабрика находилась в запущенном состоянии, много лет на ней вовсе не производились работы. У М.Д. Менделеевой не было ни опыта, ни средств, к тому же женщина – управительница заводом в первой пол. XIX века считалась редкостью. Сибирские купцы не спешили оказать помощь бедствовавшей семье отставного чиновника. Мало на кого действовала принадлежность Марии Дмитриевны к семье Корнильевых – некогда именитых сибирских купцов.

К тридцатым годам XIX века количество выпускаемой продукции на фабрике увеличивается за счет изменения и расширения ассортимента, применения труда вольнонаемных работников (местные крестьяне работали только в свободное от сельскохозяйственных работ время за особую плату). В это время выпускали штофы, полуштофы, четвертушки, осьмушки, банки, колбы, мензурки, воронки, стеклянки, кувшинчики, кружки, чашки, стаканы, горшки, чернильницы, пузырьки, бутылки разных сортов, фляги, бальзамки.29

Мария Дмитриевна, несмотря на отсутствие опыта, энергично взялась за дело и смогла увеличить производство посуды. Благодаря неусыпным трудам и заботливости М.Д. Менделеевой фабрика получила свое надлежащее устройство. По сведениям за 1837 год30 разной стеклянной посуды было изготовлено 164.650 штук на сумму 1407 руб. 50 коп., тогда как в прежние годы управления В.Д. Корнильева, например, в 1823 г., было выпущено 23.520 изделий, а в 1827 г. – 55.216 штук. Вся посуда изготовлялась из зеленого стекла и продавалась от 3 коп. до 1 руб. 20 коп. за штуку в зависимости от величины.31

Сырье для производства посуды (мышьяк, марганец, лазурь, селитра) вначале поставлялось из Москвы, белая глина для изготовления печей, тиглей и для варки стекла и хрусталя – с Каменского завода Екатеринбургской губернии. Остальное сырье было местным (пепел, песок, дрова, болотный мергель). Сбыт посуды производился в городах Омске, Семипалатинске, Усть-Каменогорске, Таре, Екатеринбурге, Сарапуль, а так же посуда продавалась в Тобольске и на Ирбитской ярмарке.

В 1838 году была проведена опись и оценка имущества, принадлежащего Коллежскому Асессору В.Д.Корнильеву. Вся фабрика была оценена в 5.838 рублей, различный инструмент оценили на 552 рубля. К стекольному заводу были приписаны 25 семей крепостных крестьян, из них 81 душа мужского пола и 80 душ женского пола. Непосредственно в селе Аремзянском проживало 20 семей, возраст населения — от 1 года до 67 лет. В семьях насчитывалось от 3 до 7 детей, вместе жили несколько поколений. Все мужчины работали на фабрике. 8 мастеровых: Николай Урубков, Александр Урубков, Андрей Мальцев, Александр Соколов, Иван Васильков, Феодосий Вакарин, Степан Вакарин, Егор Урубков, остальные – чернорабочие.

Основная масса семей крепостных крестьян жила в достатке. Источники свидетельствуют: только 5 семей жили бедно, ветхие избы, крытые соломой или берестой. Остальные семьи имели собственные дома, крытые тесом, различные хозяйственные постройки, несколько семей содержали домашний скот. Семья Вакарина Якова Васильевича в количестве 5 чел. проживала в городе при фабричной конторе. Его брат Егор Васильевич работал конторщиком при фабрике, а Матвей Егорович Урубков – чернорабочим.

Всего Корнильевым–Менделеевым принадлежало 4046 десятин удобной и 433 десятин 2249 саженей неудобной земли,32 кроме того, сенные покосы, леса, речка Аремзянка, впадающая в Иртыш. На речке были построены плотины и мельница. В. Д. Корнильев разрешал своим крестьянам пользоваться всеми угодьями: сенокосами и пашнями, лесами. За это крестьяне должны были поставлять на фабрику дрова и пеплы.

Купцы, с которыми приходилось вести торговые расчеты, обманывали М.Д. Менделееву и при покупке ею материалов для стекольного производства, и при продаже готовых изделий. Они пробовали переманить лучших вольнонаемных мастеров – стекловаров на другие фабрики. Известно, что конкурентами по стекольному производству были Палаумов в Кургане и Бабушкин в Тобольске. Мария Дмитриевна в письмах жаловалась брату Василию Дмитриевичу о проблемах на фабрике: крестьяне уничтожили 50 стекловарных горшков, из – за этого фабрика простаивала, неся убытки. Иван Павлович вынужден был сам ехать в Кастюль и Екатеринбург, чтобы достать хорошей глины. М.Д. Менделеева в 1835 году обратилась в Земский суд с жалобой на крестьян, которые отказывались вывозить заготовленный лес, готовить золу для фабрики. В жалобе так же указывалось, что крестьяне продавали в город лес с заводских дач, а оставшихся 7 рабочих лошадей вынуждены взять в город, чтобы крестьяне их не замучили.33

В 1837 году на стекольной фабрике работали 12 мастеров и 38 чернорабочих из крепостных, а 9 мастеров и 100 рабочих — из вольнонаемных.

Ни фабрика, ни свое хозяйство не дали Менделеевым достаточного обеспечения, а жизнь вдали от города стала неудобной, когда старший сын Иван достиг школьного возраста. Пришлось сына отправить в Москву к Василию Дмитриевичу, который определил племянника в благородный пансион при Московском университете и платил за него по 1000 рублей ассигнациями в год.

Фабрика, большое сельское хозяйство, домашнее хозяйство и особенно заботы о семье, о младших сыновьях, — все это требовало неусыпного внимания, хозяйственного глаза, предусмотрительности, строгой экономии. Неожиданно для родителей, в 1839 году Ивана за дурное поведение отчислили из пансиона. Он вернулся домой и продолжил образование в гимназии. Мария Дмитриевна очень переживала за своего Ванюшу. Она считала, что из – за фабрики пренебрегает воспитанием детей, окончательно решила оставить фабрику и посвятить себя семье. Мария Дмитриевна думала, что брат войдет в ее положение, поможет ей поднять остальных детей и устроить дела на фабрике. Но этого не случилось. Отношения между братом и сестрой несколько обострились и переписка временно прекратилась.

Несмотря на всю трудность положения, Мария Дмитриевна не могла совсем бросить фабрику. Она сроднилась с ней с детства, любила ее, гордилась тем, что фабрика почти 100 лет принадлежала ее предкам.

Подросли младшие сыновья Павел и Дмитрии. Подошло время готовить Павла для поступления в гимназию. Поэтому Мария Дмитриевна приняла решение вновь переселиться в Тобольск. По переезде из Аремзянки Пашу и Митю стали готовить для поступления в гимназию. Брат Паша был на два года старше Мити, но благодаря своим исключительным способностям, Митя не отставал от брата в развитии. Поэтому он учился вместе с Пашей и в пять с половиной лет уже умел читать и писать. Уже в раннем детстве Митя обнаружил острую память и хорошие математические способности.

В 1839 году переехав с семьей в Тобольск для воспитания детей, Мария Дмитриевна поставила на фабрике управителя, но сохранила за собою главное руководство делами и время от времени посещала фабрику. Сыновья учились в гимназии, а на лето вновь переселялись в Аремзянку. Вместе с крестьянскими детьми они ловили рыбу в речке, ходили в лес по грибы и ягоды, пасли лошадей в ночном. Помогали родителям ухаживать за домашним скотом, заготовлять сено. Все дети в семье Менделеевых имели обязанности и были приучены к крестьянскому труду.

Однако без неусыпного хозяйского глаза Марии Дмитриевны, под наблюдением приказчиков, дела на фабрике пошли все хуже и хуже. Хотя работала фабрика безостановочно, но сбыт продукции шел очень плохо. Беда подстерегала производство и с другой стороны. В ночь с 27 июня 1848 г. фабрика во время работы сгорела вместе с амбарами, в которых хранились материалы и готовая продукция. Вскоре после этого пожара в Тобольске началась сильная эпидемия холеры, и, как следствие, волнения рабочих. Не оправившись еще после смерти Ивана Павловича и Аполинарии, Мария Дмитриевна не имела сил, чтобы сразу же после пожара приступить к возобновлению фабрики.

В декабре того же 1848 г. новый пожар истребил конторские строения. В.Д. Корнильев не счел нужным восстанавливать фабрику, и Мария Дмитриевна навсегда освободилась от заводских дел, которые ее так тяготили. У М.Д. Менделеевой были недоимки с крестьян после пожара на фабрике. Поэтому стоял вопрос о продаже дома в селе Аремзянском.34 Фабричные крестьяне остались без работы. Как сложилась их дальнейшая судьба, неизвестно. Покупка дома не состоялась, т.к. Мария Дмитриевна дала доверенность старшему учителю Тобольской губернской гимназии коллежскому асессору Михаилу Лонгиновичу Попову, который был женат на их дочери Марии. Сама Мария Дмитриевна не хотела возобновлять работу фабрики после пожара и просила выдать ей паспорта для свободного передвижения.

Автор данной работы предполагает, что Поповы не жили в селе Аремзянском, т. к. это не подтверждено документально. Дом без хозяйского присмотра ветшал. В 1899 году Д.И.Менделеев посетил село Аремзянское спустя 50 лет. Свои воспоминания он опубликовал в работе «Уральская железная промышленность».35 Он посетил деревянную церковь, построенную его матерью, осмотрел место, где стоял стекольный завод. Дом был «за ветхостью разобран. Завод был на земле посессионной, отошедшей потом в казну и пошедшей отчасти в надел крестьянам. Посессионные крестьяне получили в надел по 9 десятин, а новые переселенцы получают по 15 десятин». Земельные угодья, принадлежащие Корнильевым, были проданы тобольскому купцу А.А.Сыромятникову. Д. И. Менделеев приводит «выписку из церковной книги села Аремзянского, в приходе которого увеличение паствы происходило, по словам священника, не от прибыли новоселов, а исключительно от естественного умножения семей. В 1821 г. в приходе было 63 двора, 232 лица м. п., 223 ж.п. сумма 455. В 1848 г. дворов 104, мужчин 419, женщин 390, в сумме 809 жителей. В 1896 г. значится 212 дворов, 843 мужчины и 821 женщина, в сумме 1664 человека». 36
Позже наследница В.Д. Корнильева – Екатерина Васильева Белова просила разрешения на восстановление фабрики, но Губернская казенная палата отказала ей в просьбе. Так завершилось история стекольной фабрики, проработавшей около ста лет.

Посуда с Корнильевской фабрики в настоящее время хранится в фондах ТГИАМЗ и в школьном музее «На родине Д.И. Менделеева» с. В-Аремзяны.

Хозяйственный уклад крестьян Тобольской губернии

В 1859 -1861 гг. в России сложилась революционная ситуация. Все, что было в стране передового и прогрессивного, поднялось на борьбу с крепостничеством. Царское правительство, страшась революционного взрыва, пошло на уступки. 19 февраля 1861 года Александр II утвердил Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости. Крепостное право отменялось, крестьяне получали личную свободу.

В Западной Сибири накануне крестьянской реформы имелось 34 помещичьих имения, в которых насчитывалось 1232 ревизских души крепостных крестьян. Кроме того, 175 дворов было приписано к домам и капиталам. Вместе с женским зависимым населением общее число крепостных составляло 3404 души.37

Сибирские помещики встретили известие о готовящейся реформе без особого противодействия. Реформа в Сибири была завершена в 1868 году. Помещичьи крестьяне были приписаны к волостям государственных крестьян, в черте которых находились имения. Помещики сохраняли право собственности на землю, но обязывались уступить крестьянам их усадьбы и указные 8 – 15 десятин на каждую ревизскую душу за годовой оброк, равный 8 рублям. Дворовые получили свободу через 2 года после манифеста. А до этого в течение двух лет они обязаны были платить помещику рублевый оброк с каждой ревизской души. При составлении уставных грамот почти все помещичьи крестьяне изъявили желание переселиться на казенные земли. Им было предоставлено право перейти в другие сословия. Крестьянская реформа 1861 года открывала широкий простор для развития капитализма. В Сибири выросло число фабрик и заводов. Развитие капитализма в Западной Сибири шло по линии утверждения капиталистических отношений в сельском хозяйстве, широкого земледельческого освоения лесостепных и степных территорий, создания товарного маслоделия и мукомолья. Капитализм вовлекает в свое русло также кустарные крестьянские промыслы. Большую роль в этом сыграли переселения. Переселенцы жили и в селе Аремзянском.

Весь образ жизни крестьянина, его знания и представления были тесно связаны с основными сельскохозяйственными занятиями.

Крестьянские трудовые традиции не ограничивались сферой производства, они проникали в область семьи и быта, накладывая отпечаток на весь образ жизни крестьянина.

Производственные процессы переплетались с домашней семейной жизнью у крестьянства особенно тесно в силу полунатурального характера хозяйства и в связи с ролью семьи как трудового коллектива. Складывались четко выраженные традиции в выборе строительного материала для избы и приемах постройки, в дифференциации рабочей и праздничной одежды и сезонном подборе ее, в составе и сроках приема пищи и пр.

Механизм передачи всех трудовых навыков неотделим от методов воспитания и этики поколений и в этой сложной системе производственных и родственно брачных связей, которую являла собой крестьянская семья как первичная производственная единица.

Из семей, как из элементов, состояла тесная общность крестьян одного селения. Исследование трудовых традиций неизбежно связано с выявлением характера, структуры и функций сельской общины – мира.

В изучении механизма формирования и передачи традиций существенно рассмотреть и такие средства воздействия общины, как коллективные работы и коллективные аграрные праздники, в ходе которых вырабатывается общественное мнение, культивация авторитета стариков, привлечение детей и подростков к некоторым видам работ.

Разносторонний материал о крестьянских традициях собран этнографами Сибири XIX в. в форме записи крестьянских наблюдений. Лучшие из них содержат сведения не только о характере народного календаря и календарной обрядности, но и о сезонных занятиях крестьян в течение всего годового цикла с многочисленными данными об орудиях труда и способах обработки некоторых видов сельскохозяйственного сырья, о приёмах и приспособлениях в промыслах.

Весенний цикл крестьянских работ начинался в апреле подготовкой орудий пахоты и зерна. Прежде всего, исправляли сохи и бороны. В это время закупали и точили ральники (лемехи, сошники), подправляли или заменяли деревянные части сохи. «Землю пашут сохами на лошадях»,- зафиксировано в Топографическом описании Тобольского наместничества в 1790 г. по всем уезда, что свидетельствует о повсеместном распространении сохи в 3ападной Сибири.38

Началу пахоты предшествовали, кроме подготовки орудий и семян, работы по очистке полей и удобрению почвы навозом и золой. Удобрение навозом не имело в Сибири, как известно, широкого распространения. Крестьяне применяли унавоживание, но не везде. В Тобольском районе унавоживание прочно привилось. Зерно, предназначенное на семена, крайне тщательно просеивали. Отбирали его еще с осени, так как на семена обмолачивали «сыромолотом», а остальное обсушивали в овинах. В Тобольском уезде землю готовили к посеву в мае.

Применялись бороны двоякого рода: деревянные и железные. Для некоторых почв, по мнению крестьян, больше подходила деревянная борона.

Глубина вспашки у русских крестьян Сибири зависела от того, поднимали ли новину или пахали старую землю, а также от характера почв, климата и рельефа.
Женщины занимались высеванием рассады овощей. Сибирские крестьяне знали довольно богатый набор огородных культур: капуста, морковь, лук, чеснок, огурцы, свекла, картофель, редька, репа, хрен, бобы, укроп.

Проникновение картофеля в Сибирь началось с 60-х годов XVIII в, но шло сначала медленно. В 1-й половине XIX в. он был распространен уже довольно широко в 3ападной и Восточной Сибири.

Основным приемом весеннего цикла выращивания овощей в Сибири был сев рассады с последующим высаживанием рассады в огороде. Самый ранний сев в рассадник делали 16 и 23 апреля. Более массовый сев в рассады, главным образом, капустной, приходился на 5-9 мая.

14 мая местами начинали высаживать огурцы на грядки, закрывал их потом от утренних заморозков. Одновременно начиналась вспашка огородов. 20-21 мая овощи высаживали массово. Сеяли в это время морковь, лук, горох, редис. Репу и редьку сеяли позже, чтобы они не переросли. Огурцы тоже высаживали после 21 мая; если не имели возможности их оберегать от утренних заморозков.

Посадку картофеля начинали с 9 мая, а к 21 мая обычно заканчивали. Позднее других овощей, в начале июня, высаживали рассаду капусты.

В июне «подборанивали» пары, и там, где применялись удобрения, унавоживали. Это делалось между первой и второй пахотой пара, разделенных обычно месяцем. В близкие сроки к вторичной обработке пара проходила первая пахота озимого поля. С вторичной пахотой паров и первой вспашкой под озимые спешили управиться до сенокоса.

Сенокос начинался в последних месяцах июня. В Сибири рассматриваемого периода были в ходу два типа кос: горбуша и литовка. Литовка – большая русская коса на длинном черенке, преобладавшая в Европейской России, употреблялась в Сибири в меньшей степени, т.к. подходила для сравнительно невысокой травы. Сибирские крестьяне выбирали места под покос с высокой травой и косили такой луг горбушей – изогнутой, на коротком черенке косой.

С горбушей был связан особый прием косы: косец делает взмахи поочередно в обе стороны; перевертывая косу и переменяя руки. При таком способе косьбы трава расстилалась равномерно по покосу и высыхала быстрее, чем в рядках, остававшихся после косьбы литовкой. При сухой погоде считали достаточным два дня сушки без переворачивания. Затем сгребали сено граблями и «копнили», т.е. складывали в скирды, или копны. Числом копен измеряли луга при разделах, переделах выдаче официального разрешения на пользование лугом, продаже и т.п. Скирды свозили в стог зарод двумя способами: на неровных местах копны укладывали на сделанную наскоро волокушу из тонких деревьев с ветвями; на ровных местах, обвязав копну веревкой, привязывали концы к упряжке лошади. В сенокосе принимали участие и мужчины и женщины.
Не успевал ещё закончиться сенокос, а крестьяне местами уже приступали к севу озимых. В Тобольскому уезде вторично пахали под озимые и сеяли их в августе. Уборка яровых хлебов шла параллельно с севом озимых. В сроках уборки яровых существовала своя последовательность: сначала жали рожь, потом ячмень, позднее – пшеницу.

Убирали зерновые культуры серпами и косами. Наряду с литовкой и горбушей применяли крюк – косу с привязанными деревянными граблями.

Сжатый хлеб вязали и складывали в суслоны. Снопы ставили в суслон колосьями кверху, и одним снопом покрывали остальные; когда снопы просыхали, складывали их в скирды или клади, где хлеб оставался до молотьбы.
Клади остаются в таком виде до глубокой осени и до зимы, и тогда только они перевозятся на домашние гумна.

В Тобольском уезде для сушки хлеба применяли овины.
Уборка хлеба со всеми последующими работами продолжалась обычно до 1 октября. Молотьба шла понемногу в течение осени и зимы. Деревянное молотило – короткое колено цепа – навешивалось на петле с крюком – вертлюге. Цепами молотили вручную, но отдельные крестьяне в середине XIX в. применяли при молотьбе лошадей, запряженных в каток.

Ток делали на гумне или около гумна из хорошо утрамбованной глины; зимой заливали его водой. Если были близко река или озеро, ток делали прямо на льду водоема. В Сибири, благодаря ранним морозам и обилию водоемов, ледяные токи были широко распространены. Из зерна, обмолоченного на ледяном току, получалась наиболее чистая мука.

Мельницы в Сибири строили преимущественно водяные, реже – ветряные. Некоторые водяные мельницы работали только во время весеннего паводка, к которому и приурочивали помол. Но большинство мельниц действовало и летом за счет плотины или энергии горных рек и ручьев. Среди «колесчатых» мельниц встречались наливные, т.е. наливных колесом, в которое вода падает сверху; устанавливались они обычно в узком месте реки, где можно было русло перегородить плотиной.

Сибирские крестьяне предпочитали водяные мельницы ветряным, несмотря на то, что первые выходили из строя на время замерзания рек. Водяные мельницы были мощнее.
Одновременно с завершением жатвы зерновых в сентябре начинали уборку овощей. Как и посадка овощей, эта была традиционно женская работа. Хорошо просушенные овощи складывали в погребные ямы. Сибирские крестьяне владели разнообразными способами заготовки овощей на зиму. Помимо сухого хранения в погребах, амбарах и ямах применялись соление, малосольная обработка и квашение капусты рубленой и пластовой, соление огурцов, лука, квашение свеклы и пр.
К числу поздних осенних работ относилась уборка и первичная обработка льна и конопли.

Русское животноводство характеризовалось стойловым содержанием скота зимою. В течение 5-6 зимних месяцев скот всех пород содержали здесь в глухих крытых дворах. Для мелкого скота дворы делали обычно из бревен. Для крупного скота строили обширные загоны.
В бедных хозяйствах все тягости ухода за скотом ложились на женскую часть семьи. У богатых крестьян использовали наемных работников, которых на больших скотных дворах распределяли по отделениям.
Но самая горячая пора для крестьян в животноводстве приходилась на жаркие летние месяцы.

По всей Сибири был распространен ночной способ лова – лученье, применявшийся осенью, когда рыбу били острогой при искусственном освещении. Для разведения огня в Западной Сибири тоже прикреплялась к носу лодки железная решетка – коза. В качестве топлива при лучении использовали сосновые корки.

В озерах и на проточной воде сибирские крестьяне ставили морды – вариант российской верши, плетеный рыболовный снаряд в форме воронки; плели их из лиственничных, ивовых или тальниковых прутьев. Морду в озере ставили неглубоко, в гуще водорослей, проложив веслом ходы к широкому отверстию этого приспособления. На речках для морды делалось заграждение, чаще тоже из тальниковых и лиственных ветвей. Зимой морды крепили при помощи жердей в прорубях, вырубленных по размеру плетенки. Этот рыболовный снаряд был распространен и в 3ападной и в Восточной Сибири.

Жизнь аремзянского крестьянина в целом схожа с жизнью крестьянина – сибиряка. К концу XIX века тобольское крестьянство было значительно лучше обеспечено землей и более состоятельно, чем крестьянство европейских губерний страны. Большую часть его представляли средние и крупные хозяйства, имеющие устойчивое товарное хозяйство и обладающее возможностями для его дальнейшего развития. Процесс социального разложения крестьянства был еще далек до завершения.
В развитии аграрного капитализма преобладали зачаточные, незрелые формы. Удельный вес сельской предпринимательской буржуазии и батраков – пролетариев был еще невелик. Но и на этой первой стадии процесс социального разложения способствовал росту крестьянских промыслов.
В Тобольском округе ведущей отраслью кустарной промышленности была деревообработка: бондарный, токарный, столярный, дегтярный, корзиночный и другие промыслы, каждый из которых носил товарный характер.
Так, крестьяне с. Аремзянского и д. Белой в к. XIX – нач. XX вв. занимались рубкой и пилкой леса на продажу. Дрова продавали на пристани по цене 1руб. 70 коп. – 2 руб. В Аремзянах рубкой дров было занято 20 семей. Например, крестьянин Савин Егор Стефанович занимался земледелием, а его старший сын ходил в извоз, младший сын был занят рубкой дров. В тоже время они помогали отцу обрабатывать земельный участок.39
Широкое распространение получили деревообрабатывающие промыслы. В Д. Белой 18 семей занимались изготовлением лопат разных размеров и продавали их в Тобольске или местным жителям по цене 10 – 30 коп. за штуку. Еще 18 семей, а в с. Аремзянском — 15 семей занимались изготовлением бочек и кадок из сосны.
Все население Абалакской волости занималось сельским хозяйством, в котором было два направления – земледелие и скотоводство. Хозяйство в Абалакской волости залежно – паровое, с преобладанием на лучших землях пшеницы, на плохих – ярицы со значительными посевами овса, озимая рожь вытесняет яровую.

Женщины в селении занимались обработкой шерсти, прядением льна, тканием холста, вязанием, шитьем. Ткани изготовлялись из волокон конопли и льна, сукно – из овечьей шерсти. Зажиточные крестьяне использовали и покупные ткани. Также в деревнях вили веревки на продажу. Кустарные промыслы в крестьянских хозяйствах еще не отделились от земледелия, но этот процесс уже обозначился.

Т.о., во второй половине XIX века Тобольская губерния значительно продвинулась в развитии сельского хозяйства, промышленности и торговли. Трудом сибиряков был достигнут подъем товарного земледелия и животноводства, заложены основы капиталистической промышленности.

Православная культура и просвещение крестьян

На нравственность сибиряков особое влияние оказывала православная религия, церковь. Наряду с личным мужеством, стойкостью, предприимчивостью и трудолюбием именно православие закладывало в сибиряке такие черты, как духовность, сострадание, терпение.

Всё это помогало выстоять в борьбе с трудностями. «Нехристь» — говорили о нравственно ущербном человеке, совершавшем дурные поступки. «Вот это по — божески» — так оценивался в обществе благородный поступок.

Верующие посещали церковь в основном в воскресные дни, чаще зимой, чем летом. Отмечалось, что в страдную летнюю пору сибиряки в церковь почти не ходили, особенно в отдалённых деревнях. Церковь была естественным центром и прихода, и сельского «мира»; разрыв отношений со своим приходом был равносилен разрыву отношений со своей общиной. Храмы, как правило, строились на средства крестьян и по большей части по их инициативе.

В Сибири разрешалось существование малоприходных церквей и часовен, поэтому число храмов росло довольно быстро. Сохранилась масса адресованных тобольским духовным властям прошений, в которых крестьяне ставили вопросы о строительстве церквей, часовен, а также их ремонте. Некоторые богатые крестьяне возводили церкви на собственные средства. Обычно же церкви возводились на коллективные деньги; на них же покупались и необходимые для храмов принадлежности, производился ремонт и т.д. Для сбора средств были распространены обходы с иконой других селений.

Первая церковь в селе Аремзянском была заложена в 1768 году владельцем стеклянной фабрики Алексеем Яковлевичем Корнильевым с братьями на собственный свой капитал по благословению митрополита Тобольского и Сибирского Павла Конюскевича.40 Церковь была освящена во имя святителя Николая Чудотворца. Братья Корнильевы снабдили церковь иконами, Евангелием, сосудами, крестами, ризницею и другими необходимыми для богослужения предметами. До 1808 года Корнильевы содержали церковь за свой счёт. С того же времени, когда денежные дела владельцев фабрики ухудшились, жалование стали выплачивать только священнику.

К Никольской церкви были приписаны 10 деревень: Мало–Аремзянская, Черноногова, Чечигина, Клепалова, Потапова, Сирюкова, Еловка, Белая. В 1830 г. для образования прихода все окрестные деревни Абалакской волости не имели возможности выплачивать платежи на содержание церкви. Потому церковный приход переносится в с. Преображенское. Однако же, когда стала управлять фабрикой М.Д.Менделеева, приход в с. Аремзянском возобновил свою работу. Управительница отвела для притча левую сторону речки Аремзянки 33 десятины пашенной и сенокосной земли.

По церковным документам41 было выяснено, что 7 апреля 1839 года церковь, построенная братьями Корнильевыми, «от небрежения трапезника, затравившего в стену свечу»42 сгорела. «Церковь и колокола сгорели до основания, но церковное имущество изнутри церкви выбрали всё, потому что огонь ходил под тёсом церкви снаружи. Меди собрали горелой 18 пудов».43

По просьбе крестьян М.Д. Менделеева и В.Д. Корнильев решили построить новую церковь. В 1842 году последовало заложение церкви ключарём тобольского храма Святой Софии протоиреем Яковом Ивановичем Ласточкиным, была построена новая трёхпрестольная деревянная церковь на каменном фундаменте, которая была больше и лучше прежней. На строительстве церкви были задействованы крестьяне близ лежащих деревень.

«В июле 1844 года церковь была освящена Высокопреосвященнейшим епископом Владимиром. Ему помогали архимандрит Венедикт протоирей Ласточкин, священники Тверитин отец Михаил, Прохор Попов, Алексей Пантенев и местный священник Иоанн Заборовский. Сам «Преосвященный говорил приличную тому время проповедь».44

В.Д. Корнильев на свои средства установил в церкви трехпрестольный иконостас с резьбой и позолотой стоимостью 900 руб. серебром: 1) престол во имя вознесения Христова; 2) трех святителей; 3) Николая Чудотворца. М.Д.Менделеева принесла в дар в числе пожертвований Евангелие и три небольших колокола весом в шесть пудов. Вся стоимость церкви обошлась в 3.500 рублей.
Церковь вновь была освящена во имя Николая Чудотворца. Менделеевы содержали церковь за свой счёт, платили священнику особую плату. В приходе состояло 2579 душ, из них крестьян 2561 человек; все православные, иной веры на данной территории не проживало. Но всё изменил 1848 год, когда сгорел стекольный завод, находившийся от церкви в 50 саженях. Пожар для церкви был ощутим, т.к. она лишилась многих пособий и пожертвований, а церковнослужители – вспомоществования.

4 декабря 1848 г. село Аремзянское посетил Высокопреосвященнейший Георгий, Архиепископ Тобольский и Сибирский. Он остановился в доме. В.Д. Корнильева. Посетил церковь, осмотрел ризницу, церковное имущество; присутствовал на литургии, а позже и сам проводил службы в течение двух дней. 6 декабря, покинув с. Аремзянское, Высокопреосвященнейший отправился в село Кугаевское. Кроме дома Корнильевых, архиепископ посетил и дом священника Иоанна Заборовского. Он остался доволен своим посещением села.

Церковь содержалась и ремонтировалась за счет пожертвований крестьян. Это было отмечено в 1855 году, когда 22 августа в село «прибыл Высокопреосвященнейший Евлампий, Архиепископ Тобольский и Сибирский». Он посетил церковь, осмотрел ризницу, церковное имущество. Отметил, что крестьянин Николай Александрович Мальцев построил церковную ограду за свой счет, поэтому приказал отблагодарить Мальцева, выделив ему большую Просфору.45

Социокультурное влияние церкви на жизнь сибирской деревни проявлялось и в её участии в распространении грамотности. Нередко церковнослужители становились частными учителями, открывали школы при монастырях, а затем и при сельских церквах. Не стала исключением и Аремзянская церковь.

Вскоре после освящения церкви М.Д. Менделеева открыла при ней школу грамоты для крестьянских детей. В этой школе дети получали самые первоначальные навыки письма, чтения, счёта, а также изучали закон Божий. Обучение в школе продолжалось два года.

В справочной книге Тобольской епархии от 1 сентября 1913 года46 указывается, что в 1885 году с разрешения епархиального училищного совета школа грамоты была реорганизована в одноклассную церковно- приходскую школу, где курс учения продолжался три года. Заведовал школой священник Федор Филиппов. В школу принимались дети в возрасте восьми лет не только с Аремзянского, но и близ лежащих деревень Белая и Сирюкова. В 1902 году было построено собственное здание школы.

По данным справочной книги Тобольской епархии 47в 1913 году в приходе насчитывалось «305 дворов, прихожан 1132 м. п., 1152 ж. п.. Земли церковной: погост 1 дес. 1442 кв. саж., сенокоса и под лесом 33 дес., неудобной земли 1 дес. 300 саж.. Церковный капитал 1962 руб.. Жалование священнику 300 руб., псаломщику 100 руб., просфору 24 руб.»

В 80-е годы XIX в. в России начальным образованием подрастающего поколения более активно стало заниматься ведомство Святейшего Синода. 13 июня 1884 года Александр III утвердил «Правила о церковно — приходских школах».48

Церковно — приходские школы должны были дать элементарные знания по счету, письму, чтению и обеспечить воспитание учащихся в духе веры в «Бога, Царя и Отечество», в «духе церковности и государственности». К 1897 году в Тобольской губернии были следующие типы церковно — приходских школ: одноклассные школы с двухгодичным курсом обучения, двухклассные с четырехгодичным курсом обучения, второклассные с трехлетним курсом обучения, а так же школы грамоты. Если первые два вида школ – одноклассная и двухклассная были самостоятельны и независимы друг от друга, то во второклассную церковно – приходскую школу могли поступать только те, кто закончил полный курс в одноклассный начальной школе – министерской или церковно приходской.

Общими предметами для всех типов церковно-приходских школ, предусмотренными программой, являлись русское и славянское чтение, письмо, русский язык, счисление (арифметика), Закон Божий (молитвы и священная история), пение. А в двухклассных и второклассных – русская история и начальные сведения по географии с более подробным изучением местностей, имеющих отношение к русской истории и истории церкви. Основными предметами являлись Закон Божий, церковное пение и славянский язык.

Учебный год начинался 15 сентября и оканчивался 15 мая. В школу принимались дети не моложе 8 лет и выпускались из нее с экзаменом на льготу по воинской повинности не раньше 11 лет. Каждый урок начинался и заканчивался молитвами, которые пелись всеми учащимися. Очередной дежурный из старшей группы читал их перед иконой с зажженной лампадкой, в то время как остальные молились. Известные ученикам молитвы: «Святому Духу», «Молитва Господня», «Богородице Деве», «Достойно есть молитва за царя» и другие исполнялись всеми.

К «неисправным и малоуспешным» ученикам, не отличавшимся хорошим поведением, применялись дисциплинарные меры: внушение и выговор ученику наедине и перед всем классом, сидение на особом месте, как во время уроков, так и во время перемен, стояние на ногах у классной доски или в углу, а за упорную леность и шалость — задержание после уроков в школе на 1 час и более времени, лишение обеда и сообщение родителям с просьбой принять домашние меры к исправлению их детей.

Большое внимание в учебно–воспитательном процессе церковно–приходских школ уделялось внеклассным мероприятиям, целью которых было нравственное воспитательное воздействие на учащихся. К ним относились посещения учениками храмов по воскресным и праздничным дням, внебогослужебные собеседования священника с родителями и детьми, организация певческих хоров, проведение совместных праздников. Большинство из мероприятий носили религиозный характер.

В 1917 году, по словам Святейшего Синода, церковно–приходские школы были переданы православному народу в лице прихода. В начале 1917 года в Москве проходил Всероссийский съезд духовенства и мирян, который принял резолюцию о необходимости сохранения церковных школ в ведении православной церкви, но революционные события предрешили судьбу церковно– приходских школ.
В Тобольской губернии школы просуществовали до конца 1919 года, и были закрыты или преобразованы в советские.
Такая же судьба была и у церковно–приходской школы села Аремзянского.

В 1919 г. Аремзянская церковно — приходская школа сделала свой последний выпуск.

Т.о., автору данной работы удалось проследить историю образования села Аремзянского с середины XVIII до нач. XX вв. Хронологические рамки позволили детально рассмотреть социально – экономическое положение села, выделяя особенности его развития. Главное отличие экономики села от других сел Абалакской волости в том, что в нем функционировал стекольный завод купцов Корнильевых. Именно благодаря предприимчивым купцам и возникло село Аремзянское в 1749 году. Стекольный завод просуществовал около ста лет и сгорел в 1848 году. Примечательно, что им управляла М.Д. Менделеева, мать великого ученого с мировым именем Д.И. Менделеева, раннее детство которого прошло в этом селе. Мария Дмитриевна положила начало образованию на селе, открыв школу грамоты для крестьянских детей при церкви, построенной в 1844 году. В дальнейшем школа грамоты была реорганизована в одноклассную церковно – приходскую школу, которая функционировала до 1919года.

Новая церковь Николая Чудотворца была построена в 2013 году. При помощи предпринимателя Зуева А.Г.

ГЛАВА 2. Социально–экономическое положение села в советский период
Первые социалистические преобразования. Организация колхоза

К началу XX столетия капиталистическая тенденция в экономике Тобольской губернии пустила глубокие корни. Сравнительно высокие темпы промышленного развития, интенсивное расширение товарных отношений в сельском хозяйстве продвинули регион далеко вперед. Передовые формы капитализма сочетались и переплетались с раннекапиталистическими отношениями, остатками крепостничества и патриархальщиной.

По мере дальнейшего развития промышленного производства, роста городского населения и спроса на сельскохозяйственное сырье и продукты существенные изменения происходят в деревне. В 1901 — 1916 гг. посевные площади увеличились на 46 % и превысили 1,7 млн. десятин. К этому времени средний земельный надел составил около8,5 десятин на одну мужскую душу. Хотя это не соответствовало установленной правительством пятнадцатидесятинной норме, но было намного больше, чем в Европейской России. 1

На крестьянском съезде, состоявшемся в г.Тобольске в 1905 г., обсуждался вопрос о земельном наделе: «Земля должна быть общенародная, чтобы надел ее был всем равен по 15 десятин на душу, и чтобы она предоставлялась только тем, кто ее обрабатывает»..2

В начале XX в. Тобольская губерния была районом не только зернового производства, но и товарного скотоводства, которое имело ярко выраженное молочное направление, что открывало возможности для развития маслодельного производства. На рубеже XIX – XX вв. правительство приняло ряд законодательных актов, согласно которым право собственности на землю передавалось государству, а крестьянам разрешалось постоянное пользование отведенными наделами. За единицу наделения принималось сельское общество. С целью устранения дальноземелья и чересполосицы на этих землях начались землеустроительные работы. Однако велись они очень медленно и к 1916 г. завершились лишь в 3 из 8 сельскохозяйственных уездов.3 Растущим крестьянским хозяйствам остро не хватало леса, сенокосов и пастбищ.

В целом развитие сельского хозяйства шло экстенсивным путем. Поэтому остро стоял вопрос о переходе от экстенсивных методов хозяйствования к интенсивным.

Особое место в отечественной историографии занимают проблемы аграрной истории, и в первую очередь судьба крестьянства в период социалистических преобразований сельского хозяйства.
Коллективизация сельского хозяйства преследовала выполнение трёх основных задач:

Во-первых, осуществление социалистических преобразований в деревне. Эта цель широко обсуждалась средствами массовой информации, в выступлениях партийных и государственных деятелей.

Во-вторых, рост промышленного производства, увеличение численности городского населения, договоры по продаже сельскохозяйственной продукции за границу для получения валюты требовали увеличения в короткие сроки поставок продовольствия. С этой целью деревню хотели поставить под государственный контроль, понимая, что управлять тысячами колхозов легче, чем миллионами частных крестьянских хозяйств.

В-третьих, ставилась задача: ликвидировать остатки эксплуататорских элементов в деревне в лице крупных зажиточных крестьянских хозяйств, именуемых кулаками.
Рассмотрим на примере деревень В-Аремзянского сельского Совета, как выполнялись эти задачи по коллективизации сельского хозяйства. В 30-е годы XX в. на территории Совета проживало 909 жителей.4 Это были жители деревень В-Аремзяны, Белая, Заольховка, Брысина (и посёлков Ростошь и Октябрьский).

В каждой деревне решено было создать колхоз. Вопрос о создании колхозов (вначале они назывались сельскохозяйственные артели) решали общим собранием граждан.

В 1930 году 28 мая поступило заявление5 от граждан д. Белой об отводе им земельного участка из Урочища Мининского и Тобольского Госфонда для организации сельхозартели. Это заявление было рассмотрено 29 мая 1930г. на производственном совещании, на котором присутствовали Зав. Земчастью Скипин, Райагроном Кислицин, Райземлеустроитель Бакшеев и уполномоченные д. Белой Малышев Алексей и Игнатов Степан. Решено было обследовать лесную площадь, провести измерения, составить таблицу угодий сельхозартели в гектарах, оформить другие документы.
Таким образом, была образована сельхозартель им. М. Горького. Между собой колхозники называли колхоз «Максимовка». В него вступили 22 двора (137 едоков), из них: 9 дворов бедняцких, 7 дворов середняцких и 6 дворов маломощных середняцких.

Несколько раньше вопрос об организации сельхозартели стоял и среди жителей села В-Аремзяны. Сохранился «Протокол организационного собрания учредителей В-Аремзянской маслодельной артели от 28 января 1930г.»,6 а так же «Документы о разработке и регистрации устава В-Аремзянской с/артели «Красный пахарь».7

На собрании, которое вёл Соколов Егор Васильевич, секретарём был Пятницкий Сергей Алексеевич, был рассмотрен и принят устав маслодельной артели. Был установлен паевой взнос в размере 1 рубля с коровы и вступительный- 50 копеек с члена (хозяйства). Так же было выбрано правление и ревизионная комиссия артели.

В артель вступили 18 хозяйств. Это были жители не только с. В-Аремзяны (12 хозяйств), но и из д. Рябовка (2 хозяйства) и д. Белая (4 хозяйства). По роду занятий это были земледельцы, только Бессонов Иван Георгиевич – служащий и Пятницкий Сергей Алексеевич — учитель В-Аремзянской школы.

По социальному положению хозяйства представляли следующую картину: 11 середняцких и 7 – бедняцких. Середняки держали лошадей от 1 до 4; по 2-3 коровы и прочий мелкий скот от 5 до 9 голов; у бедняков скота было в два раза меньше.

28 января 1930 года был зарегистрирован устав с/артели «Красный пахарь»..8 В это товарищество вступили 31 человек, среди них был вновь учитель Пятницкий С.А.. Через месяц товарищество пополнилось еще на 40 человек. На собрании был принят устав товарищества по общественной обработке земли. Судя по документам, вступившие в артель почти все семейные, выходцы из крестьян, беспартийные, содержат мелкий скот, численность коров и лошадей от 1 до 3.9 Сохранился список вступивших в с/артель «Красный пахарь». Он состоял из 75 семей, из них: бедняков-32, батраков-6, середняков-35, служащих-9. Всего членов семей 230, едоков 49. Сельскохозяйственный инвентарь с/артели — соломорезок-1, сортировок-2, веялок-3, молотилок-2, жаток-3, сеялок-3, плугов-42. Домашних животных насчитывалось: овец-41, свиней-9, телят-129, нетелей-7, дойных коров-20, молодняка-10, лошадей-101.10
В июне 1931 года была образована артель «Красный путь» в д. Брысина. В эту артель вошли и жители деревни Рябовка (15 человек).11
Во всех колхозах было выбрано правление и Ревкомиссия, принят устав.

К осени 1929г. в деревнях местные власти, подстёгиваемые указаниями сверху, взяли курс на форсирование коллективизации. Несмотря на предостережение от перегибов и извращений в колхозном строительстве, в Тобольском округе не удалось избежать известных ошибок и должностных преступлений: при образовании коллективных хозяйств нарушался принцип добровольности, стремление к организации высших форм коллективных хозяйств (коммун) привело к необоснованному обобществлению не только лошадей, коров, орудий труда, машин и механизмов, но и продуктов питания, бытовых и личных вещей, мелкого скота и даже кошек и собак.

Одной из самых трагических страниц коллективизации стало «раскулачивание», т.е. насильственное лишение крестьянина принадлежавшего ему имущества и гражданского права. По решению Уралобкома ВКП (б) от 5 февраля 1930г. было определено выселить в Тюменском округе 1500 семей, в Ишимском-1700 семей. Раскулачивание проводилось и, в Тобольском районе, до которого план не доводился.12

Раскулачивание превратилось в своего рода катализатор. Для проведения раскулачивания на местах должны были создаваться специальные комиссии при исполкомах, в обязанность которых входило установление категории «кулацких хозяйств», составление списков крестьян, хозяйства которых подлежат раскулачиванию.

Раскулачиваемые делились на три категории.
К первой категории относились так называемые контрреволюционный актив, который подлежал немедленному аресту с последующим срочным оформлением их дел во внесудебном порядке по линии органов ОГПУ.

Вторая категория – зажиточные и влиятельные кулаки, которые высылались в принудительном порядке в малонаселённые необжитые районы Уральской области.

Остальные относились к третьей категории и расселялись в пределах своего района или округа на худших окраинных землях. Специальные комиссии должны проводить учёт и передачу имущества колхозам и государственным органам. На практике всё происходило иначе. Раскулачивание, как правило, осуществлялось комиссиями бедноты или уполномоченными по спискам, составленным или же присланным из района, т.е. на местах раскулачивание проводилось неимущими слоями деревни, которые надеялись получить материальные блага за счёт не своего труда. Конфискованное имущество у кулаков (скот, жильё, хозяйственные постройки) шло на погашение долгов государству и в неделимые фонды колхозов, часть имущества доставалась колхозным активистам. Неконтролируемая, неограниченная власть уполномоченных, энтузиазм местных активистов, подогретый циркулярами сверху, привели к произволу и насилию по отношению к своим односельчанам, порождали многочисленные грубые злоупотребления.

В «Книге расстрелянных»13 _ есть фамилии крестьян из деревень, входивших в состав В-Аремзянского и Чукманского сельских Советов. Все они были арестованы в 1937-1938 годах, осуждены «Тройкой» Омского УНКВД и расстреляны в Тобольске. Среди них был Мальцев Михаил Михайлович, 1874 года рождения, уроженец с. В-Аремзяны, он одним из первых вступил в маслодельную артель. Неграмотный, по социальному положению середняк, имел в хозяйстве 3 лошади, двух коров и 7 голов мелкого скота, семья насчитывала 6 человек.

В числе осужденных Пятницкий Сергей Алексеевич, 1895 года рождения, директор В-Аремзянской неполной средней школы. Этот человек честно и бескорыстно служил советской власти, был проводником её идей в селе. Он так же одним из первых вступил и в сельхозартель и в маслодельную артель. По социальному положению был бедняк, держал корову, кур. Семья состояла из 5 человек. Был арестован 17 октября 1937 года и расстрелян в Тобольске 1937г. как «враг народа».

2 марта 1930г. опубликованная в газете «Правда» статья И.В. Сталина «Головокружение от успехов» вызвала сильную реакцию низового аппарата. Виновными в перегибах и извращении методов колхозного строительства были объявлены местные партийные и советские работники. Прокуратурой Уральской области была дана негативная оценка работникам милиции. На местах участковые милиционеры показали себя не с лучшей стороны, они не являлись блюстителями революционной законности на селе. Отмечалось, что и суды не оказались на высоте своего положения.

Согласно архивным документам в с. В-Аремзяны Тобольского района члены сельского Совета во главе с председателем исполкома арестовали кулака Урубкова, выселили его из дома с семьёй, произвели опись имущества, в доме устроили пьянку. Одежду и продукты растащили.14 Председатель и секретарь сельского Совета были осуждены на 1,5 года каждый. Остальные участники приговорены к принудительным работам на 3-4 месяца.

Главные хлеборобы, производители сельскохозяйственной продукции, так называемые кулаки и члены их семей, были насильно оторваны от земли и направлены в лесную и рыбную промышленность. В течение 1930-32гг. на Обской Север было сослано более 30 тыс. человек из Тюменского, Ишимского, Тобольского округов. Местом концентрации спецпереселенцев стал окружной центр Тобольск.

26 апреля 1930г. Тобольский окружком ВКП (б) принял решение о создании чрезвычайной «тройки» в составе секретаря окружкома партии, председателя окрисполкома и начальника окружного отдела ОГПУ. Был также создан специальный отряд из 60 человек – коммунистов и комсомольцев. Точных масштабов ссылки никто из руководителей округа не знал, цифры менялись то в большую, то в меньшую сторону.

В марте оперативной «тройкой» был разработан план дислокации прибывающих кулацких семей, по которому в Тобольске должны были разместить 40-45 тыс. человек, в Тобольском районе – 30 тыс. человек.15

Секретарь Тобольского окружкома партии З.В. Игнатенко докладывал в феврале обкому партии: «Эшелоны к нам движутся с такой быстротой, что, безусловно, застало нас не подготовленными. Мешает сильный холод, который доходит до 35-37° . Сейчас идет спешная работа по подготовке г. Тобольска к превращению его в сплошной лагерь для кулачества». 16
К концу марта 1930г. в городе скопилось до 30 тыс. ссыльных. Тюрьмы города были переполнены. Более половины заключённых составляли осужденные в несудебном порядке — административно-ссыльные. Поэтому под тюрьму приспосабливались здания кремля, храмы, интернаты школ, больницы, святыня сибирского православия – Софийско – Успенский собор стал корпусом №4, бывший военный госпиталь — №6, здание Духовной семинарии — №7, Покровский собор — №14.

Приспособленные помещения в короткий срок были оборудованы трёхъярусными нарами, снабжены ёмкостями для воды. Для размещенных в Тобольске семей было организовано скудное питание: 300гр. хлеба, обед из расчёта 10 коп. в день.

Планы с началом навигации отправить спецпереселенцев к местам постоянного проживания не были выполнены, поэтому многим пришлось зимовать в Тобольске и окрестных деревнях следующую зиму. Осенью 1930г. 100 семей были направлены на лесоразработки в районе Байкалова, Казбаево, Почекуниной, на кирпичные заводы в Завальном предместье и Подчувашах, на работу в кустарных промыслах в деревнях Берёзовке, Дубровное, Качипово Тобольского района.

Таким образом, на территории В-Аремзянского сельского Совета благодаря спецпереселенцам возник посёлок Ростошь, а позднее посёлок Октябрьский. Ссыльные были изолированы от местного населения и находились под контролем комендатур НКВД. Они были ограничены в передвижении, выборе места жительства, профессии, ущемлены в личных правах. Принудительный труд ссыльных нашёл широкое применение на лесозаготовках и обработке деловой древесины, добыче рыбы (озеро Царево за п. Ростошь).

Жизнь спецпереселенцев на новом месте жительства была очень тяжёлой и сохранилась в памяти их потомков. В воспоминаниях Подкорытова Николая Петровича17 ярко представлены события основания спецпереселенческого поселка Ростошь в нач. 1930 –х гг. По его воспоминаниям семья деда жила в Челябинской области Чумлекского района с. Лебяжье. В феврале 1932 г. ночью во двор вошли вооруженные люди с понятыми и от имени Советской власти зачитали приговор – выселиться в течение 24 ч. Описали имущество и живность, коров и лошадей увели на колхозную ферму.

Семью деда, вместе с другими такими же «кулаками», посадили на подводы и увезли на станцию. Через три дня посадили в теплушки, повезли в Тюмень, дальше на подводах до Тобольска. Здесь больше месяца ждали навигацию, жили в неотапливаемой холодной церкви. С открытием навигации примерно 100 семей на барже доставили на побережье Северного Ледовитого океана, в Обскую губу. Условий для проживания не было никаких, а осенью ссыльных перевезли ближе к Ханты — Мансийску, т.к. на Севере не было никакой работы. Позднее семья Подкорытовых была привезена снова в Тобольск. Уже из Тобольска их семью привезли на подводах в тайгу в районе В – Аремзянского с/Совета и там оставили.

Т.о, благодаря ссыльным спецпереселенцам возник поселок Ростошь. Первое время было очень тяжело: жили в наспех вырытых землянках. Позднее стали возводить дома, заготовлять лес, варить деготь. Возник Леспромхоз. Тайга, богатая грибами и ягодами, дичью и рыбой (оз. Царево) кормила спецпереселенцев. Некоторые семьи, в том числе Подкорытовы, переехали на новое место жительство. Постепенно возник п. Октябрьский. Уже здесь, на поселении в п. Ростошь у Таисьи родились три сына: Николай, Александр и Иван. Они учились вначале в малокомплектной школе п. Октябрьский, а затем – В — Аремзянской неполной средней школе. Братья Таисьи сложили головы, защищая Родину от немецко-фашистских захватчиков. В 1957 г. семья Подкорытовых уехала на свою историческую родину.

Социально-экономическая жизнь колхозного крестьянства в годы Великой Отечественной войны и в послевоенное время.

В ночь на 22 июня 1941 года, когда везде, по всей стране, в том числе и школах нашего района, проходили выпускные вечера, началась Великая Отечественная война.

Война прервала мирный созидательный труд советских людей, потребовала решительной перестройки на новый лад всей жизни и деятельности, общественного сознания и психологии советских людей. Главной стержневой задачей было подготовить боевые резервы армии и флота, перестроить всю жизнь на военный лад, оказать максимальную помощь фронту.

Последствия наводнения в 1941 году казались пустяком по сравнению с теми заботами, которые свалились на плечи сельчан. Большинство мужского населения деревни было мобилизовано в армию. Многие колхозники ушли в город на фабрики и заводы. Особенно резко уменьшилось число трактористов, комбайнеров, механиков… Основная тяжесть работы легла на женщин, подростков и стариков. Между тем, труд в сельском хозяйстве требовал огромного физического напряжения, т.к. техническая его вооружённость в связи с войной стала намного слабее.

Но и в этих тяжёлых условиях колхозники самоотверженно выполняли свой гражданский долг. Труженики села понимали, что не только штыки, но и колос врага колет. С первых же дней войны среди колхозного крестьянства развернулось патриотическое движение за досрочную сдачу государству сельскохозяйственных поставок и досрочное погашение подписки по государственным займам. А с 1942 года разгорелось Всесоюзное социалистическое соревнование между колхозами, совхозами, МТС. Практически сразу с начала войны сельские женщины стали привлекаться к работам на тракторах.

Все колхозы В-Аремзянского сельского Совета относились к Абалакской МТС, основанной в 1936 году. Василькова Ирина Ивановна, 1923 года рождения, одна из первых женщин-трактористок в Тобольском районе. Родилась в крестьянской семье, окончила семилетнюю школу в с. В-Аремзяны, и сразу же пошла работать в колхоз. В годы войны её направили на курсы трактористов, а затем — комбайнёров. После учёбы она садится за штурвал прицепного комбайна «Коммунар». Семь лет молотила хлеб на аремзянских полях. Проблем с техникой было много. Двигатели на комбайнах были предназначены для работы на бензине, который в те годы был большим дефицитом. Заправлялись керосином. Двигатели «чихали», урчали, не хотели «питаться нелюбимой пищей». А зимой приходилось ходить пешком в Абалак, где находилась МТС. Там и ремонтировали технику.

В Тюменской области наиболее крупная МТС действовала в с. Абалак Тобольского района. Там-то и работала девичья бригада комбайнеров. В 1941 г. после окончания школы девушки окончили школу механизаторов в Тобольске. За годы войны в этой школе обучалось 250 девчат, которые научились водить тракторы и комбайны. Условия труда женщин-механизаторов были чрезвычайно тяжелыми. Трактора и комбайны были приспособлены под габариты мужчин, женщинам порой было трудно дотянуться до педали и руля. Были сложности и в управлении другой техникой. На 1943 год_ Абалакская МТС обслуживала 41 колхоз, в том числе и колхоз название Тракторный парк состоял из СТЗ и ХТЗ – 20 шт., «Универсал» — 3 шт., 5 гусеничных тракторов СТЗ-Нати, ЧТЗ мегроиновых – 3 шт., ЧТЗ газогенераторных – 4 шт., а также комбайнов 19 шт.18

Кроме того, имелись плуги, бороны, сеялки, картофелесажалки, культиваторы, льнотеребилки, молотилки. Зерноочистительная установка и корчевальные машины тракторные. Стоит отметить, что комбайны работали на бензине, которого катастрофически не хватало, а тракторам горючим служили чурки. Девушкам-трактористкам приходилось еще и заготовлять топливо своему «железному коню». За работу трактористы получали регулярно заработную плату, а за перевыполнение норм – премию.19

Одной из самых трудоемких отраслей сельского хозяйства было животноводство, где приходилось трудиться круглый год. Фактически вся работа здесь выполнялась вручную. Война потребовала для снабжения армии большого расхода скота и продуктов животноводства.
Помимо заданий по хлебу и мясу, село должно было выполнять планы по техническим культурам, картофелю, овощам, молоку и т.д. Недостаток продукции колхозов компенсировался с личных участков колхозников. За годы войны в области значительно увеличивались посадки картофеля. Именно эта культура, да еще сбор грибов, ягод помогли сибирякам, сдававшим все продукты государству, выжить самим.

В годы войны кроме хлебозаготовок на колхозников накладывали обязательства по оплате различных налогов и сборов сельскохозяйственного, военного, самообложения, культсборов, госзаймов, лотереи и др.

Кроме сельскохозяйственной продукции труженики села отправляли фронтовикам посылки и праздничные подарки, теплые вещи. Они перечисляли в фонд обороны личные сбережения, а также деньги, заработанные на субботниках и воскресниках. Рассмотрим, как решались эти вопросы на заседании исполкомов В-Аремзянского сельского Совета.20

На заседании, которое состоялось 15.07.1941 г., был рассмотрен вопрос о выполнении обязательных поставок и заслушаны доклады председателей колхозов о работе ферм. Было принято решение о выполнении обязательных поставок к 15 августа, т.к. колхозы не справились с планом. Поэтому вынуждены были выполнять планы, ликвидировать недоимки за счет самих же колхозников. Все это сказывалось на их семьях.

За весь военный период времени на заседаниях исполнительного комитета В-Аремзянского сельского Совета Депутатов трудящихся Тобольского района Омской области решались разные вопросы. Например, рассматривали неоднократно заявление многодетных матерей Голденковой В.А. (7 детей), Чижиковой Е.А. (7 детей), Быковой Е.И. (7 детей) «о выдаче им справок на предмет получения государственного пособия по многодетности».21

Остро стояли вопросы о подготовке колхозов к посевной и уборочной кампаниям, об обеспечении колхозников питанием на полях, их медицинском обслуживании. Не все председатели колхозов относились ответственно к своей работе. На заседаниях рассматривались даже такие вопросы, как о предупреждениях, взысканиях и взимании штрафов с председателей колхозов о срыве поставок сельхозпродукции фронту. Следует отметить, что чаще всего упоминается председатель колхоза им. М.Горького Голденков И. К посевной кампании его техника не была готова. Если в других колхозах она была отремонтирована, то в его колхозе еще не начинали. Были случаи, когда он присваивал себе колхозные деньги. А в 1943 году хлеб с полей даже не был убран. До декабря он оставался на полях под снегом не обмолоченный. Решали вопрос – начать убирать хлеб в январе.22

На заседаниях рассматривались и такие вопросы, как в «Протоколе №3 от 7 февраля 1942 г.»23 товарищ Пургина поставила вопрос к агитаторам о создании танковой колонны «Боевые подруги», о подарках в КА, о сборе теплых вещей. Ее поддержали все члены исполкома. Следует отметить, что колхозниками было собрано на танковую колонну «Омский колхозник» 1630 рублей. 24

Журналисты «Тобольской правды» в военные годы подробно освещали события на фронте и в тылу. Замечая все недостатки в сельском хозяйстве, они остро высмеивали нерадивых хозяев. Председатель колхоза «Красный путь» Верхнеаремзянского сельского Совета использовал служебные полномочия в личных целях. Таким образом, колхоз не выполнял свои обязательства по сдаче молока (вместо сдачи ежемесячно 17 ц. – сдавал только 2-3 ц.)25 Председатель колхоза «Победа» Бухаров не заботился о ремонте животноводческих построек, о заготовке кормов на зиму, о вывозе навоза на поля.26

Кроме этого, нужно отметить и положительные моменты. Рядовые колхозники относились к своим обязанностям ответственно, старались выполнить и даже перевыполнить план, заключали договоры на соцсоревнования с колхозниками других колхозов или между собой. Они из личных запасов продавали государству хлеб.27

Не всегда вовремя колхозы приступали к уборке урожая. Поэтому сельский Совет вынужден был командировать актив по колхозам, ввести агитацию, проводить собрания с обсуждением постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) «Об уборке урожая и заготовке сельскохозяйственных продуктов в 1944 году» «колхозники дали слово покончить с отставанием по молотьбе, а долг по хлебосдаче покрыть во второй пятидневке августа».28

Таким образом, принимались жесткие меры в военное время.
В годы Великой Отечественной войны на территории Тобольского района развивалось не только сельское хозяйство, но и другие промыслы. Например, Тобольский райпромкомбинат оборудовал в В-Аремзянском сельском Совете новое производство по выработке мыла из отходов рыбной промышленности из золы от соломы. Было сварено первые 120 кг мыла. Оно вполне пригодно для стирки белья. Предполагалось, что мыло поступит в продажу через сеть райпотребсоюза.29 Но получилось ли развить этот промысел, неизвестно.

Кроме этого, на территории же В-Аремзянского с/Совета проводились исследовательские работы под руководством химика-керамика т. Бонч-Осмоловского по выявлению мощности залегаемых пластов глины, т.к. были найдены по р. Сосновке запасы охры и вандика.30 В августе того же года Тобольский райпромкомбинат уже приступил к производству красок из глины. «На месте добычи организована растирка и отмучивание глин. Добыты первые 600 кг. умбры, вандейка и охры. Первым покупателем и потребителем этой краски стал театр им. Заньковецкой».31

В 1944 году продолжились исследовательские работы на территории В-Аремзянского с/Совета. Были обнаружены кварцевые стекольные пески, принадлежавшие артели им. Менделеева системы Многопромсоюза.32 Отмечалось, что месторождения можно с успехом использовать в течение ряда лет. Стоял вопрос о заготовке материалов для постройки стекольного завода.

Таким образом, это ещё раз подтверждает, что место под стекольный завод, построенный в 1750 году А.Я. Корнильевым, было выбрано не случайно. К сожалению, завод так и не был построен. Видимо, денежные средства в военные годы были распределены на другие нужды.
В настоящее время в селе проживает несколько сельских тружениц тыла. Они, заменившие своих братьев и отцов, ковали победу в тылу.

Поучительна история семьи Логиновых.32 .В семье было семь детей. Старшие дети считались опорой и поддержкой матери, так как сам хозяин силу и здоровье оставил на «империалистической», провел пять лет в плену. Старшими были три сестры: Анна, Екатерина и Парасковья. Анна окончила медицинское училище в Тобольске в 1941 году. Получив диплом, ушла на фронт. Под разрывами бомб и снарядов, тысячу раз рискуя собой, прошла огненными верстами войны. Многим раненым спасла жизнь хрупкая медсестричка. А после войны продолжала работать медсестрой в Тобольске. Среднюю из сестер, Екатерину, в начале войны призвали в трудовую армию и отправили в Омск. Много их тогда, молодых девчонок, со всей области собрали. Вручную рыли траншеи под строительство водопровода, копали котлованы под фундаменты военных заводов. А как вернулась домой, стала работать в колхозе. Долгое время трудилась на ферме дояркой. Им, жившим в тылу, было несладко. Жили впроголодь, трудились, не разгибая спины. За свой самоотверженный труд Екатерина Афанасьевна награждалась почетными грамотами, есть три правительственные награды, значок победителя соцсоревнования и, конечно же, самая дорогая медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945г.г.». Так до самой пенсии и проработала Екатерина Афанасьевна дояркой. А замуж так и не вышла… Жила с матерью и сестрами в старом родительском доме, в котором и появилась на свет. Так и коротала жизнь одна, без семьи. Но одинокой себя не чувствовала; навещали братья, племянники да и школьники не забывали. Навещали, помогали по хозяйству, т.к. Екатерина Афанасьевна передвигалась только по дому, то ребята для нее устраивали концерты в праздничные дни, слушали рассказы о ее трудной жизни.

Воевала и третья сестра Логиновых – Парасковья: прошла славный боевой путь. Вернувшись домой, закончила медучилище и работала фельдшером на селе. Брат, Василий Афанасьевич, был взят на фронт уже в самом конце войны, военную службу он нес 7 лет. В родные края не вернулся, остался жить на Украине.
Вот такая небольшая история об одной семье, проводившей в трудные 40-е годы на фронт сразу четверых своих детей.

Еще один рассказ о простой труженице Митрофановой Екатерине Степановне, 1927 года рождения.33 Вот её воспоминания. «В семье нас, детей, было семеро, когда отца забрали на фронт. Мне, как самой старшей, пришлось работать наравне с взрослыми, чтобы прокормить братьев и сестер. В 16 лет меня отправили на лесозаготовки. Жили в насквозь промерзающих, наспех сколоченных бараках, без одежды, без обуви. Да и кормили нас тоже кое – как. Домой не отпускали, пока не отработаешь положенный срок. Мужчин в военное время в колхозе почти не было. Всю работу выполняли дети да женщины. Я возила на коровах навоз на поля. Весной боронила тоже на коровах. Как же это трудно, не дай Бог! Трудно тогда было всем, но мы старались все переносить и не жаловались, потому что знали — надо победить! К великой нашей радости, в 1943 году вернулся с фронта отец, хоть и без ноги. Но не долгой была эта радость. Отец поехал в город, чтобы встать на воинский учет, и домой не вернулся. Нет, не заболел, не умер. Нашел себе другую женщину и нас, семерых детей и маму, оставил. Мама не выдержала этого удара. От тяжёлых переживаний, от горя скончалась в 1957 году. Любые тяготы терпела, а предательства не снесла.

С войны мои ровесники не вернулись, и я вышла замуж за человека, который был старше меня по возрасту. (Митрофанов Андрей Тимофеевич, 1918 года рождения). После войны 10 лет работала школьным поваром, потом няней в интернате. Вырастила сына, помогла воспитать четырёх внуков, теперь нянчится с правнуком и правнучкой. Пусть не имеем мы наград, но, думаю, прожили мы не зря, раз победили в той войне».

Советский союз победил в Великой Отечественной войне путём неимоверных усилий сельских тружеников. Они не имели паспортов, не получали заработной платы, работали только за трудодни. В архиве сохранились характеристики на передовиков сельского хозяйства.34В частности, характеристика на Бухарову Агафью Ивановну, 1925 года рождения, содержит сведения о том, что в годы Великой Отечественной войны она работала добросовестно, систематически перевыполняла план, вырабатывая за год в среднем то 349 до 380 трудодней. Ревнивых Андрей Егорович, колхозник колхоза «Красный путь», регулярно перевыполнял норму в среднем на 150%.

Из характеристик видно, что мужчины и женщины трудились наравне. Каждый из них старался не только выполнять план, но и перевыполнять норму выработки. Они понимали, что от них зависит судьба их односельчан на фронте.

Бесконечными казались долгие годы войны, полные тяжелых испытаний. И вот, наконец, долгожданная победа! Казалось, победили врага, и теперь начнется новая, счастливая жизнь. Нужно было поднимать страну из разрухи, восстанавливать народное хозяйство. И опять же это легло на плечи женщин и подростков. А тут и солдаты стали возвращаться домой.

О жизни в деревне после войны вспоминала Игнатова (Толстогузова) Парасковья Николаевна 1940 года рождения:35 « Мой отец Игнатов Николай Ефимович вступил в партию в 1931 году. В том же году в деревне Белой был образован колхоз имени М. Горького. До 1941 года мой отец работал в колхозе. На фронт его не взяли в связи с травмой ноги (повредил сухожилия на ноге сенокосилкой и сильно хромал). Поэтому его отправили в Тобольск, куда и перебралась вся наша семья. И все четыре года войны он сопровождал баржи с военной продукцией для фронта.

Зимой 1947 года наша семья вернулась в деревню. Отца назначили председателем колхоза. Это были страшные, тяжелые годы. Был сильный голод, абсолютно нечего было есть. Если в городе продукты выдавались по карточкам, то в деревне не было и этого. Люди не видели ни муки, ни хлеба. Колхоз бедствовал. Не хватало корма лошадям. Бывало, скотина умрет в колхозе, увезут ее в лес. А мы, несколько семей, ночью раскапывали, резали, несли домой и варили. Чтобы как – то прокормить семью (детей было 14) родители пилили осину, делали мелкую (как мука) стружку, заваривали, ели сами и давали детям. Потом тяжело болели. По весне собирали корешки, ягоды на болоте. Из 14 детей нас в живых осталось пятеро.

Несмотря на сильный голод, работали от зари до зари: корчевали пни, разрабатывали поля под посевы, выращивали хлеб, разводили скот. Женщины и дети с семи лет тоже трудились в колхозе: пропалывали на полях рожь, пшеницу, овес, картофель. Заготовляли корм для животных. Работали по 14 часов в сутки.

Семья председателя трудилась наравне со всеми, никакими привилегиями не пользовалась. Отец от тяжелой работы и сильного голода обессилел до такой степени, что ходил, держась за стенку, затем заболел. Когда стало очень тяжело, мама пошла по миру – ходила в деревне по домам, просила милостыню. Вот такие были времена».
В послевоенные годы колхозы были мелкие, продуктивность животноводства низкая, низкие урожаи зерновых культур. Рассмотрим это на примере отчета колхоза « Красный путь» деревни Брысина Верхнеаремзянского сельского Совета.36

Колхоз относился к Абалакской машино–тракторной станции. Деревня состояла из 25 дворов. В колхозе было всего трудоспособных мужчин 10 человек, женщин — 24. Кроме этого, трудились 16 стариков и 15 подростков. Таким образом, в колхозе насчитывалось 55 тружеников. За год ими выработано 15.416 трудодней. За колхозом было закреплено земли 929 га, пахотной – 216 га, луга – 306 га, пастбищ 117 га. Колхоз имел конюшню, коровник, свинарник, овчарню, два зернохранилища, два картофелехранилища.

В колхозе было25 коров, за которыми ухаживали доярка и скотник; 20 голов свиней – за ними ухаживал свинарь. За овцами (а их было 80 голов) следил один овчар, он же их пас (еще был чабаном). За лошадьми (25 голов) ухаживали два конюха. Также были в колхозе и куры. Хозяйство не справлялось с госпоставками. Удои молока по плану – 1300л., фактически надаивали 849л. Отмечается низкая продуктивность.

За свою работу колхозники получали по 200-300 граммов зерна за трудодень. Председателя колхоза и бригадиров полевых бригад наказывали за невыполнение плана урожайности зерновых культур – снимали с них 25% трудодней.

Аналогичная ситуация была и в других колхозах. Все колхозы несли убытки. Поэтому с 1950 года в районе проходило соединение (укрупнение) мелких колхозов в более крупные.

Реорганизация колхоза в 1951–1980-е гг.

В 1951 году на территории Верхнеаремзянского сельского Совета произошло укрупнение мелких колхозов им. М.Горького (д. Белая), «Победа» (д.Заольховка), «Красный пахарь» (с.В–Аремзяны), «Красный путь» (д. Брысина) в один колхоз « Красная звезда».

В начале 1950-х гг. по – прежнему тяжелое положение наблюдалось в сельском хозяйстве, особенно в животноводстве. Очень низкие закупочные цены на зерно, молоко, мясо и другие продукты не покрывали затрат на их производство.

В сентябре 1953 г. состоялся Пленум ЦК КПСС. Пленум заслушал и обсудил доклад Н.С.Хрущева, который в своем докладе указал не только недостатки, но меры по их устранению. Он осудил практику увеличения заготовок для передовых колхозов сверх установленной для данной зоны нормы, предложил увеличить закупочные цены на продукты сельскохозяйственного производства.

Важным новшеством было предложение о введении натуральных и денежных авансов для колхозников, расчет с которыми производился в прошлом только один раз в год после отчетных собраний. Колхозам было разрешено производить ежеквартальные выплаты колхозникам в размере 25% от предполагаемой оплаты их труда. Все подворья, не имеющие скота, освобождались от мясопоставок, а хозяйства, которые обзаводились скотом после июля 1953 г., освобождались от поставок до 1955 г., было заявлено об изменении практики планирования, что расширяло самостоятельность колхозов и совхозов.
Все эти меры благотворно отразились на развитии сельскохозяйственного производства и благосостояния народа.

Развитие сельского хозяйства в 1950-е гг. шло неравномерно: 1953-1954 гг. относительно благоприятные, но 1955 год оказался на редкость тяжелым.
В этот год была сильная засуха. Хлеба выросли низкорослыми, урожай был очень низкий. Травы не выросли. На зиму негде было заготовить корма для скота. Заготовку грубых кормов организовали в Заболотье. Всего было заготовлено 20-30 % от потребности их в районе. Зима 1955 –1956 гг. проходила в трудных условиях. Но все-таки колхозы не допустили падежа скота, хотя продуктивность животных снизилась из-за плохого кормления.

Весна 1957 года уготовила новый удар – высокий паводок, от которого пострадали 60% пахотных земель.

До конца 1950-х гг. в колхозах работали на лошадях. Низкий уровень технизации производства не позволял механизировать уборку картофеля и овощей, вести механизированную заготовку грубых кормов, в животноводстве все также преобладал тяжелый ручной труд.
Председателем колхоза «Красная звезда» в 1950 гг. был Шишкин Василий Сергеевич. Заместителем председателя был назначен Андреев Александр Васильевич, фронтовик, кавалер ордена Славы, герой форсирования Западного Буга Вислы.

Как коммуниста, партия направила его на учебу в Тюменскую сельскохозяйственную школу. Окончив ее, Александр Васильевич возвратился в родную Чукманку и до пенсии проработал на руководящих должностях, добиваясь высоких производственных показателей, отличной трудовой дисциплины в коллективе.

Вспоминает А.А. Рыбкина,37 работавшая в колхозе в то время: «После школы я сразу же пошла работать дояркой, о механизации на ферме тогда еще не было и речи. Трижды в день доили вручную 20-30 коров. А кроме этого нужно было еще чистить стойла, поить и кормить коров, мыть после дойки молочные фляги и подойники. А летом каждая доярка еще должна была косить свежей травы для подкормки. И траву, и солому для подстилки таскали на себе. Лошадей – то не хватало, их берегли. Лошади у нас как барыни, а мы, как лошади».

Механизация пришла на ферму только в 1970 – е гг.. Доярок уважительно стали называть операторами машинного доения. Между ними стали проводить конкурсы на звание лучшего по профессии. Хорошая доярка получала зарплату в два раза больше председателя колхоза.

Сложное положение оставалось в животноводстве области: незаинтересованность колхозов и совхозов в производстве мясо – молочной продукции, необеспеченность животноводческими помещениями, недостаток кормов, сокращение сенокосов и пастбищ приводили к падежу скота, снижению продуктивности. Надои молока на одну корову были от 1 до 2 тыс. кг.

Кормовая проблема, выведение из сельскохозяйственного оборота пастбищ и сенокосов, недостаточное производство фуражного зерна, отсутствие материальной заинтересованности у колхозников не позволили изменить ситуацию в животноводстве в лучшую сторону в 1960–е гг. Государственные запасы продукции животноводства пополнялись за счет личного хозяйства жителей села. Шло ограничение личного хозяйства путем увеличения сельхозналога, ограничения количества скота, уменьшения приусадебных участков. Все это привело к сокращению объема закупок сельхозпродукции у населения.
Сложными оставались социально – бытовые условия в деревне. Не было дорог, благоустроенного жилья, телефонной связи, в маленьких деревнях на территории В-Аремзянского сельского Совета не было почты, медицинских учреждений, электричества. «Неперспективные» деревни стали исчезать с лица земли: Рябовка, Еловка, Сирюкова, Брысина, Заольховка, Белая.

Частые реорганизации в аграрных структурах, деформация принципов материальной заинтересованности, ликвидация « неперспективных» деревень – все это усугубило состояние сельского хозяйства.

Значительный импульс в своем развитии сельское хозяйство получило с формированием нефтегазового комплекса. Перед колхозами была поставлена задача: увеличить производство сельскохозяйственной продукции, чтобы обеспечить быстро растущее население области.
Стал пополняться тракторный парк. В колхозы пришли комбайны, автомобили и другая техника. В 1970 –е гг. в колхозе «Красная звезда» насчитывалось автомобилей марки «Урал» — 4 шт., «ГАЗ» -13 шт., «ЗИЛ» -1шт., «УАЗ» -1 шт., «Москвич» -1шт.; тракторов – «ДТ -75» -20 шт., «МТЗ» — 6 шт., «ЮМЗ» — 3 шт., «К – 700» — 3 шт., «Т -25» -6 шт.. Капитальный ремонт техники производился на ремонтно-механическом заводе «Сельхозтехника», который находился в п. Бизино.38

По данным экономической справки на территории В-Аремзянского сельского Совета на 01.01.1977 г. проживало 1067 человек в 10 населенных пунктах. В колхозе осуществлялись государственные закупки у населения молока, мяса, зерна, картофеля. Стоит отметить, что колхоз в это время справлялся с Госпланом, а иногда даже перевыполнял по таким показателям, как урожайность зерновых и картофеля с гектара.39

В каждой деревне была своя специализация. Появились новые фермы для крупного рогатого скота (220 голов коров и 760 голов нетелей и телят) в с. В – Аремзяны. В хозяйстве насчитывалось 50 лошадей. В д. Ровдушка находилась свиноферма на 150 голов. В Чукманке специализировались на выращивании песцов (1540 голов) и норок (1750 голов).40

В колхозе наблюдалась частая сменяемость председателей, которые управляли хозяйством в течение 3-5 лет: Зырянов Андрей Евгеньевич, Водовозов Геннадий, Мальцев Федор Александрович, Макаров Петр Дмитриевич, Бухаров Кузьма Васильевич. В 1979 г. председателем колхоза стал Песцов Николай Степанович. В 1978 г. колхоз не справился с выполнением плана текущей пятилетки по молоку, мясу и другой сельскохозяйственной продукции. К началу 1980 г. ситуация в колхозе несколько изменилась в лучшую сторону. План X пятилетки по сдаче молока государству был выполнен.

На колхозных полях сеяли пшеницу, овес, рожь, горох, картофель, многолетние травы, которые использовались на подкормку животных и на заготовку силоса. В 1983 г. колхоз справился и перевыполнил план по сдаче государству молока, мяса, зерна, картофеля.41

О передовиках производства часто писала районная газета «Советская Сибирь»: «Слаженная работа доярок и пастухов увенчалась трудовой победой – хозяйство досрочно выполнило годовой план по продаже молока государству. Свой вклад в достижение успеха внесли скотники дойных гуртов Степан Михайлович Вакарин и Владимир Михайлович Чупин. Они проявляют большую заботу о животных, правильно организуют их кормление, строго соблюдают распорядок дня».42
По итогам соцсоревнования среди животноводов области С. М. Вакарин и В. М. Чупин были признаны победителями и награждены Почетными грамотами облисполкома и облсовпрофа. Нужно отметить, что большую работу по сохранению и лечению животных проводил ветеринар Слепцов Николай Степанович. Не считаясь со временем, в любое время суток он спешил к больным животным, оказывая им ветеринарную помощь. Он не допускал падежа скота.

В середине 1980–х гг. председателем колхоза был назначен Климовец Александр Константинович, а его жена Нелли Юрьевна – главным зоотехником.

Трудные перестроечные годы сказались и на деятельности колхоза. Социально–бытовые условия колхозников были низкие. Комбинат бытового обслуживания не работал, услуги населению не оказывались. В с. В–Аремзяны не было медицинского работника. «Советская Сибирь» в 1987 г.43 неоднократно писала о беззакониях, которые творились в колхозе: председатель Климовец А. К. постоянно приписывал надои молока, хотя фактически сдача его на горлмолзавод была в два раза меньше. В–Аремзянская ферма по надоям молока тянула район назад.

Не лучше обстояли дела и на звероферме в Чукманке. В статье А. Расхвалова «Чукманские хожалки»44 зверовод Коскина Тамара Николаевна жаловалась, что их труд не механизирован, 15 звероводов – женщин выполняют всю работу вручную. Коскина Т.Н. ухаживала за 600 песцами. Но за их уход платили по 25 коп. за голову. Племенное стадо оплачивалось по одному рублю. За год государству звероводы сдавали до 8 тыс. качественных шкурок. Но зарплату все равно платили не вовремя.

Тяжелые условия труда, нехватка кормов, частые кражи зверьков привели к тому, что в начале 1990 –х гг. звероферма была закрыта.

Постепенно качество труда колхозников постепенно повышалось. Они стали ответственнее относиться к своей работе. Слаженный труд колхозников отмечали многие: молоко поступало на переработку первым сортом.

«В получении продукции высокого качества вложил немало труда заведующий фермой В. В. Лагода. Он заботился, чтобы на ферме в достатке было нужных средств для мойки молочной посуды, фильтрующих материалов.

Пример добросовестного отношения к делу показывала оператор машинного доения Анна Михайловна Третьякова».45 Высокие надои от коров зависят во многом от качества кормов. Об этом беспокоились кормозаготовители – сенокосчики во главе со звеньевым Г. В. Голденковым. Бригада выполнила норму в 300 т. И взяла обязательство – перевыполнить в два раза.46

Неплохо обстояли дела на свиноферме в 1987-1988 гг. Свиноводы, ухаживая за 250 головами, добивались суточной прибавки в весе до 500гр. На Доску почета в 1988 г. был занесен коллектив во главе со звеньевой А.П. Бухаровой. 47

Несмотря на единичные успехи колхозников, колхоз «Красная звезда» был признан нерентабельным. Встал вопрос о его расформировании.

История школы.

В 20-е годы XX века,48 после окончательного установления Советской власти в нашем крае, В-Аремзянская церковно-приходская школа была реорганизована в школу I ступени и переведена в ведение Наркомпроса. Первым заведующим школой был назначен С. А. Пятницкий. Сергей Алексеевич заведовал школой, а его жена Надежда Петровна, была учащей (так раньше называли учителей). В то время у учителей зарплата зависела от разряда и от статуса школы. Для сравнения, Пятницкий С.А. – завшколой, разряд 12, ставка 37 р. 50 к. Пятницкая Н.П. – учитель, разряд 10, ставка 31 р. 50 к.

В школах II ступени: завшколой по 13 разряду получал 41 р. 25 к., учитель с 11 разрядом – 34 р. 50 к.49

Учащихся в школе на 1923-24 уч. год насчитывалось 23 человека. Школа располагалась в здании бывшей церковно-приходской школы. При школе находилась и школа ликбеза. В ней занимались 4 человека, учителем был Пятницкий С.А.

В 1925-26 уч. году на территории В-Аремзянской школы проживало 408 жителей, из них детей школьного возраста 45 человек. Но обучалось всего 33 ребенка. Не все дети были охвачены образованием.50Главная причина – у детей не было одежды и обуви, чтобы ходить в школу. При школе было общежитие на 15 человек для детей Бельской и Чукманской школ. Кроме этого, в Аремзянской школе обучались дети с выселков Аремзянского (1 км, от школы) и Новодорожного (в 2 км. от школы) 51.

Бывшая ученица Глазунова (Мальцева) Дарья Кузьмовна вспоминала, что «школа была одноэтажной, состояла из прихожей, .большой классной комнаты и двух маленьких (в них жил Пятницкий С.А. со своей семьей).

После четвертого класса учеников отправили учиться в школу колхозной молодежи в Ивановское, за 30 км. от Аремзян. Продукты носили с собой. В интернате было холодно – спали в одежде. Воды тоже не было. Снег таяли под подушкой. Утром этой водой умывались. Кое-как дотянули до февраля и сбежали домой. Родителей оштрафовали, но дети в интернат не вернулись».52

В 1930 году стоял вопрос о строительстве амбара и погреба для школы. Неоднократно поднимался вопрос и о строительстве нового здания для школы. В 1931 году амбар и погреб были построены, но вопрос о строительстве школы еще не был решен.53 К тому времени с 1928 года на территории Тобольского района было построено всего шесть школ: Саусканская трехкомплектная, Бизинская двухкомплектная, Усольцевская, Б – Аремзянская, Александровская – однокомплектные, В–Филатовская – четырехкомплектная.54 И вот тогда С.А.Пятницкий поехал с ходатайством в область, чтобы в селе открыли неполную среднюю школу.

В 1934 году школа была реорганизована в семилетнюю. Пятницкий стал ее первым директором. Кроме этого, он хлопотал и о строительстве новой школы. И в этом старания увенчались успехом.
Началась активная работа по формированию педагогического коллектива, по созданию учебно-материальной базы. Вскоре В-Аремзянская НСШ стала одной из лучших в Тобольском районе. Ее выпускник 1935 года Чарков Тимофей Никитич в годы В.О. войны за проявленный героизм был удостоен высокого звания «Герой Советского Союза».

В 1936 году произошел большой пожар в селе, в результате которого сгорела и новая школа. Чудом сохранилось старое здание школы, в котором разместили младшие классы. А старших устроили в Тобольске и п. Октябрьском. Но многие ребята бросили учиться и вновь вернулись домой. А.С. Пятницкий переживал за своих учеников и поэтому снова стал хлопотать о строительстве новой школы. И такое решение было принято. Но мечте не удалось осуществиться: 18 октября 1937 г. Пятницкий С.А. был арестован и расстрелян. Село потеряло лучшего из людей. Бывшие ученики вспоминают с теплотой и любовью своего любимого учителя, честного и порядочного человека. А одна из его учениц Глазунова (Мальцева) Дарья Кузьмовна долгое время хранила фотографию своего учителя, подаренную его дочерью Верой, а также табели успеваемости за 5 и 6 классы, заверенные Пятницким. Эти реликвии она передала в школьный музей.

Зав. Тобольским РайОНО Шварцман обращается к Народному Комиссару Просвещения РСФСР тов. Тюркину с докладной запиской.55 В данной записке он просит немедленного вмешательства и ответов на поставленные вопросы: «В 1936 году (летом) сгорело полностью село В-Аремзяны. В том числе сгорело школьное здание имевшейся там неполной средней школы. При помощи государства колхозники отстроили село вновь. В отношении школы было также решение Омского Облисполкома об отпуске средств для строительства новой школы, но враги народа, орудовавшие в ОкрОНО и РайОНО не подумали (точнее сознательно не приступили) к строительству школы. Школа продолжает заниматься так: в отсутствии школьного помещения – 6 классов занимаются в 2 смены в трех барачных помещениях, абсолютно неприспособленных под школу, а 7-й класс за неимением помещения ликвидирован совсем».56

Кроме этого, Шварцман обращает внимание Тюркина на богатое историческое прошлое села В-Аремзяны, связанное с семьей Менделеевых. Просит, чтобы «вновь строящей школе присвоить имя Менделеева».57

Так же остро стоял вопрос и о других школах района: помещения школ старые, требуют ремонта, многие школы находятся в неприспособленных помещениях, мебель школьная также не ремонтировалась годами и не обновлялась.

Таким образом, Шварцман добивается разрешения на строительство нового здания для школы в с. В-Аремзяны. В 1937 году составляется Акт58 о выделении рабочих для строительства школы и заготовке леса. А так же разработана смета59 на сумму 136.5010 руб. В ноябре того же 1937 года был составлен еще один документ о выборе площадки для строительства НСШ в селе В – Аремзяны, «произвели выбор строительной площадки в северо – восточной части села на расстоянии от селения на 200 метров вблизи крутого лога, по дороге в п. Ростош; означенная площадка является открытой на высоком и сухом месте и на 100 метров расстояния от здоровой ключевой воды».60

ЗавРоно Шварцман добивается постройки новой школы в селе. И в 1939 году построено новое двухэтажное здание семилетней школы. А 1 марта 1939 года в связи с 70-летием открытия Периодического закона Д.И.Менделеева решением Омского областного совета В-Аремзянской школе было присвоено имя великого ученого – земляка Д.И. Менделеева. После Пятницкого С.А. в 1937 – 1939 годы директором школы был Ефремов Ф. С. К сожалению, данных о нем никаких не удалось отыскать.

В 1939 г. директором школы был назначен Михаил Павлович Митрофанов. Это был ссыльный. Его жена Бороздина Валентина Петровна работала филологом в этой же школе. Семья жила во флигеле при школе. Их сыновья Владислав и Вячеслав учились у своих же родителей. В семье была хорошая домашняя библиотека. Поэтому многие ребята брали книги на дом у Бороздиной В.П.

Сохранился протокол №53 заседания исполкома В-Аремзянского с/Совета от 30 июля 1941 года61. Одним из вопросов на повестке дня стоял отчет директора В-Аремзянской НСШ Митрофанова М.П. о подготовке школ к новому учебному году. Следует отметить, что в округе были и малокомплектные школы: в д. Чукманка, п. Ростош, п. Октябрьском и д. Белая. Заканчивая свои школы, ребята дальше шли учиться в В-Аремзяны. По этому «вопросу решили: отметить, что в основном все школы отремонтированы. Для В-Аремзянской НСШ требуются люди для завалки соколей и огораживания школьного участка. Поручить председателю с/исполкома т. Вакарину дать наряд колхозам на высылку людей в школу для завершения указанной работы при школе».62

В школе хорошо была поставлена кружковая работа. Были кружки «Ворошиловский стрелок», в нем занимались 68 ребят; ПВХО, ДСО, ГСО. Силами кружка юных натуралистов при школе был разбит плодовый сад в количестве 100 деревьев и кустарники. Все деревья принялись.

Традиции, которые были заложены Митрофановым М.П., продолжаются и по сей день в нашей школе, это, например, «День птиц» — встреча перелетных птиц, строительство скворечников и развешивания их на деревья.

Наполняемость в школе была большая. Дети в количестве 120 человек проживали в интернате. Мест не хватало. Поэтому директор школы Митрофанов М.П. поставил вопрос о строительстве интерната63. Для этого предлагал перевезти к школе здание старой школы. Но его мечтам не удалось сбыться. В 1941 году его забрали «по линии НКВД»64

После Митрофанова директором школы была назначена Таловикова А.А. Трудным был 1942 год не только на фронте, но и в тылу. Вдвойне тяжелее было учителям, заменившим своим ученикам родителей. Не хватало чернил, бумаги, не было дров для школьных печек, скудное питание. А сколько еще приходилось нести дополнительной нагрузки учителям.

Из протоколов заседаний исполкомов за 1942 год65 можно отметить низкую успеваемость учащихся за I полугодие 1941-42 учебный год. Работа школы признана слабой. Было предложено повысить успеваемость учащихся в III четверти, чаще проводить родительские собрания, организовать кружковую работу. Отметили, что школа мало уделяет внимания ликвидации неграмотности на селе.

В конце учебного года вновь был заслушан доклад о работе школы Таловиковой А.А. (Протокол №7 от 10 мая 1942 г.)66. «Выступал секретарь РК партии т. Кузнецов. Вопрос о работе учителей поставить на следующем исполкоме. Если не желают работать, снять с работы вплоть до исключения звания учителя. Нет практической работы с учащимися. Обратить особое внимание на повторение. В Бельской школе не организован приусадебный участок школы. Постановили: изжить все безобразия. Бесплановая и недоброкачественная работа учителей Саломатовой, Мунаревой и др., отсутствие дисциплины учащихся, поставить работу среди родителей на должную высоту, изжить среди учителей недисциплинированность, халатность, бездушие к участку работы. Немедленно всем учителям включиться в политико-массовую работу на селе. Проводить читки, беседы, выпускать газеты, листовки, отражать показатели в работе, о чем информировать сельский Совет».

В 1942-43 учебном году директором школы стал Колганов П.Н.. За этот период времени в школе произошли перемены в лучшую сторону.

«В течение I четверти выбыли учащиеся из школы из-за перехода в ремесленное училище. Организовали социалистические соревнования между рядами и классами. Ведется работа с родителями, пионерская работа развернута. Недостаток дров за счет повозки, школа плохо утеплена. Ведется методическая работа путем работы КМО. Светом школа не была обеспечена. Успеваемость в школе повысилась, ведется воспитательная работа с родителями. Заключено соцсоревнование с Абалакской НСШ, но договор не проверен».67

Из отчета заведующей Октябрьской школой Корниловой П.Я.: «Охвачены школой все, ведется воспитательная работа, развернуто соц. соревнование, работают кружки». Выступающая Бороздина В.П. предложила организовать учащихся в каникулы на сбор золы, куриного помета, организовать лыжные вылазки, подготовиться к Новому году».68

В 1943 году в В-Аремзянской школе обучалось 159 чел. Директором был Алешкевич Е.М., завучем Бороздина В.П. Летом 1943 г. учащиеся школы работали вместе с учителями в колхозе. Всего было заработано учащимися 3932 трудодня, учителями – 115 трудодней. На сборе колосков было занято 12 человек. Она собрали 65 кг. зерна. Школа соревновалась с Ростошинской начальной школой.69

В трудные военные годы учителя проводили беседы и читки на темы В.О. войны, выпускали классные и общешкольные газеты. Вели работу с неуспевающими детьми. В школе в это время не работал родительский комитет, для детей не было организовано горячих завтраков.
С 1944 г. директором школы стала Бороздина В.П., завучем была Мунарева Н.А. Из приказов70 по школе за 1944 год можно отметить следующее: учащихся «за отличную успеваемость и отличное поведение» награждали почетными грамотами.

Нерадивых учеников, «имеющих свыше трех плохих годовых по предметам к испытаниям не допускали», некоторым учащимся разрешалось «дать дополнительные испытания». На педсоветах решали вопросы, кого оставить на повторное обучение, как наказать за недисциплинированность и за порчу школьного имущества.

Весной 1945 года разбили несколько цветочных клумб, посадили 30 кустов смородины, 20 деревцев черемухи. На осень 1945 г. школа запланировала высадить в сад акации, тополя и сирень. В школьном саду растут фруктовые деревья. На пришкольном участке дети вырастили 10 ц. овса для школьной лошади и 100 ц. картофеля для горячих завтраков.
Для детей, живущих в детском доме, отремонтирована школьная баня71. В школе проведен текущий ремонт, заготовлены дрова. В 1944-45 учебном году обучалось 176 учащихся72. При школе был интернат на 23 чел. Остальных учащихся из других деревень разместили на частных квартирах.

По результатам годового отчета за 1944-45 год73 выяснено, что вопросы всеобуча обсуждались и на родительских собраниях и на заседаниях сельских исполкомов. Колхозы оказывали помощь нуждающимся учащимся через кассы взаимопомощи. Например, колхоз «Красный пахарь» выделил Голденковым обувь, снабжал мукой. Несмотря на трудности военного времени, учащиеся школы собрали 1200 руб. в фонд Верховного Главнокомандования.74

В школе были трудности с материальной базой. Не хватало учебников, книг, наглядных пособий. Учителя сам делали наглядные пособия для занятий. В школе было хорошо поставлено военное дело. Военруком был Курынкин А.М., 1922 г.р. со среднемедицинским образованием. В школе имелся военный кабинет, но не было оборудования.75Имелась литература по военно-физкультурной подготовке. У учащихся были свои лыжи. Поэтому проводились лыжные кроссы, в которых участвовали почти все учащиеся (148 чел. из 176), летом – летний кросс, в котором приняли участие 139 человек, метание гранат и бег. В школе не было стрелкового тира. Насчитывалось 20 шт. макетов винтовок, 20 шт. гранат, деревянный пулемет.

Приведем воспоминания учеников тех лет. Кучерина (Бухарова) Анастасия Артемьева 1933г.р.76 «Школа – это второй дом. В моей памяти на всю жизнь остались не только первый учитель Мария Викторовна Банди и Анастасия Петровна Киреева, которые помогли осуществить мою мечту стать учителем. В 1944 году я перешла в 5 класс В-Аремзянской семилетней школы. Шла война. Всем было трудно, и эти трудности делили вместе с нами наши добрые учителя: Андрей Михайлович и Нина Александровна Курынкины, Дарья Кузьмовна Мальцева, Николай Прокопьевич Рубан, Валентина Петровна Бороздина, Александр Иванович Слинкин, Исаак Романович Штеренталь, Нина Алексеевна Шкатулова. Они всегда были с нами рядом в учебе и на работе в поле и на току. Умели нас утешить и подбодрить в трудную минутку, дать добрый совет».

А воспоминания Бухаровой (Скобелкиной) ВалентиныСтепановны1933г.р.77 носят совсем нерадостный характер: «Я родилась в предвоенные годы, в марте 1933 года. Мама моя умерла в 1938 году, а в 1941 г. умер отец. Осталось нас четверо. Я была самой младшей. Старшего брата, на иждивении которого мы находились, взяли в армию. Жили мы на попечении дяди (брат отца). Потом на брата пришла похоронная, что он погиб, пропал без вести в 1943 году. В школу пошла в 1941 году. С 7 лет нашему поколению пришлось зарабатывать на пропитание. Летом работали на своем огороде и помогали колхозу по своим возможностям, пололи картофель, дергали осот на полях, помогали на покосе грести сено, а дети постарше и косили, и жали с взрослыми. Приходилось работать и на лошадях – возили снопы хлеба с полей на гумно, а потом помогали при обмолоте хлеба. Еще в 1 классе после уроков вместе с учительницей ходили собирать колоски в поле, копать картошку.

Во время войны с пропитанием было плохо, особенно к концу зимы, весной. Еще снег не везде сойдет, мы с лопатами и ведрами идем по грязи в рваной обуви на поля перекапывать землю. Искали мороженую гнилую картошку, из нее пекли лепешки прямо на железной печке, это было лакомством. А когда наступала весна, собирали съедобные растения, корешки в полях, в лесу. Потом поспевали ягоды, грибы. Зимой на санках возили дрова из леса, возили и на коровах, лошадей было мало.

Пока я училась, мне платили пенсию 40 рублей за погибшего брата, но денег я не видела, т.к. получал их дядя. Сестра, которая была старше меня на два года, закончила только 6 классов. Дядя не стал ее учить, отправил работать. Хотел и меня со второго курса педучилища отправить работать, но тетя (мамина сестра) не дала ему этого сделать. После этого дядя совсем не стал мне помогать. Сестра работала техничкой и помогала. Еще одна тетя (мамина сестра) помогала, но у нее самой на руках было трое детей (муж пришел с фронта без ноги и умер) Вот так с горем пополам и закончила я училище в 1952 году».

Надо отметить, что в военные годы в школе обучалось до 200 человек. Наполняемость классов — 30-32 человека, были параллели «А» и « Б».

В 1944 -1945 учебном году изучались такие предметы:
Русский (устно и письменно), литература — Бороздина В.П.
Алгебра, геометрия, немецкий – Таловикова А.А.
Химия, физика — Рубан Н.П.
Конституция, география, зоология, история — Мунарева Р.Д
Военное дело — Еремин.

В 1945–46 учебном году произошли некоторые изменения: алгебру и немецкий стал преподавать Сакович К.Д.; физику, химию и географию – Слинкин А. И.; историю и военное дело – Шеломенцев М. А.; естествознание стала вести Мальцева Д.К.

В Аремзянской школе учились дети из всех близ лежащих деревень: Белой, Брысиной, Еловки, Почекуниной, Ровдушки, Чукманки, Заольховки, Рябовки, Потаповой; из поселков Ростошь и Октябрьский. Среди них были и русские, и украинцы, и татары, и немцы. Возрастной состав учащихся был разный. Особенно это было заметно в выпускных седьмых классах, тогда за одной партой сидели дети от 13 до 16 лет.78

В годы войны трудно было совмещать учебу и работу в колхозе. Многие из них не могли хорошо учиться. Это можно проследить по «Сводной ведомости учета успеваемости, поведения и посещаемости учащихся за 1944 – 1945 учебный год».

В 7 «А» классе было 32 ученика. Из них аттестовано по всем предметам 15 учащихся; не аттестовано по 1-3 предметам пять учеников. Остальные имеют неудовлетворительные оценки или совсем не аттестованы. По решению педагогического совета некоторые учащиеся были отчислены, некоторые — оставлены на повторное обучение. Но такие, как правило, бросали учебу в школе и шли работать в колхоз.

Среди учащихся этого выпуска был Саломатов Василий Ильич из д. Белой. Он окончил школу с отличием. После школы успешно завершил учебу в Тобольском рыбопромышленном техникуме, затем учился в Московском энергетическом институте. Окончил аспирантуру академии строительства и архитектуры СССР, защитил кандидатскую и докторскую диссертации. С 1984 года трудился заведующим кафедрой «Технологии строительства зданий и сооружений на железнодорожном транспорте», с 1988 года был заведующим кафедрой «Строительные материалы и технологии», неоднократно стажировался за границей.

В годы войны при школе располагался детский дом, который просуществовал до 1949 года. В – Аремзянский детский дом № 9 принял у себя детей из разных деревень Тобольского района. По результатам годового отчета на 01.01.1948г.79 в детском доме насчитывалось 111 человек. Выбыло с 01.01.1948 по 01.01.1949гг. 33 человека, 31 ребенок вернулся к родным. Посещаемость занятий высокая – 99,8%, успеваемость – 87,4%.

У воспитанников детского дома были созданы все условия. Они готовили домашние задания под руководством воспитателя в общей групповой комнате. Воспитанники активно участвовали во всех мероприятиях, посещали кружки:
1) Драматический – руководитель — пионервожатая Николаева Л.Г.
2) Хоровой – руководитель — воспитательница Дягилева М.Г.
3) Литературный – руководитель — завуч Мелешко С.В.
4) Физкультурный – руководитель — воспитательница Распопова П.А.
5) Рисование – руководитель — воспитатель Бронников А.Г.

Детям прививались трудовые навыки по самообслуживанию, они пилили и кололи дрова, мыли полы, стирали мелкое белье. В д/доме работала швейная мастерская, где дети шили, вышивали, кроили и починяли белье. Для успешной организации учебной работы был избран совет д/дома из 7 человек и создано 5 комиссий: 1) учебная; 2) хозяйственная; 3) культурно – массовая; 4) санитарная; 5) редколлегия.

На базе д/дома была создана пионерская дружина, состоящая из двух отрядов.
Работа пионерской организации была направлена на борьбу за улучшение дисциплины, успеваемости и воспитание детей. Дружина насчитывала 35 человек. Кроме этого, в д/доме было 2 комсомольца.
Персонал работников д/дома:
1) Попов А.И. – директор, 2) Мелешко С.В. – завуч, руководитель МО,
3) Распопов П.А.,4) Бронников А.Г.,5) Дягилева М.Г.,6) Низовских А.Г.,
7) Тоболякова Г.И.,8) Третьякова Г.А. – инструктор по труду, кастелянша

По воспоминаниям Третьяковой Евдокии Андреевны,80 которая работала в детском доме помощницей повара, директор Попов Александр Иванович был очень добрый, но строгий. Медицинским работником был Федор Алексеевич (фамилию не помнит). Детей кормили очень хорошо. На завтрак всегда была каша с маслом, на обед – мясной борщ, гуляш или каша. В праздники пекли для детей блины, лепили пельмени или котлеты. Детей обеспечивали одеждой и обувью.

Воспоминание Подкорытова Николая Петровича, 1935 г.р.81 «Впервые я попал в Аремзяны в 1947 году. 1 сентября было солнечное утро. Чтобы идти из села в школу, надо было пройти мимо животноводческой фермы. И вот появилась школа с постройками (тогда там был детский дом). Я прошел МТФ. И вот впереди желтое поле спелой пшеницы, вдали двухэтажная, красивая, из светло-коричневых бревен с большими окнами, отражающими голубое небо с перистыми облаками – школа. Мне она показалась как громадный храм науки, искусства, культуры. Окна – глаза, как бы улыбались, подмигивали, вопрошали «Ну что, попробуй! Испытай! Узнай!». Я шел босой, и казалось, что я лечу навстречу школе, будущему. На душе было легко, весело и приятно. В школе я учился «средне», участвовал в художественной самодеятельности. Меня отбирали на районный смотр. Но или смотр не состоялся, или меня не предупредили, на него я не попал. Я читал «Сын артиллериста» К.Симонова. Когда выходил на сцену, заметили, что я в лаптях (в них ходил все 3 зимы). Быстро дали валенки, но они оказались мне малы на 5 см., так что я читал, стоя на носках, чуть не упал.

Учителей я всех не помню (их много, а я один!) Помню Мальцеву Д.К., Ефалия Павловна преподавала немецкий язык. Из учеников класса помню Мишу Жукова, Сашу Вакарина, они аремзянские были. У Вакарина была деревенская кличка «корень». В то время еще помнили приезд Менделеева в село, как он разбрасывал монеты горстями, а люди их собирали. В мое время там играли в чику об стенку царскими монетами. Карман рвался от них. По субботам после уроков ходил домой в поселок.

В Аремзянах, в честь 800-летия Москвы, состоялся забег от бывшей церкви, на окраине деревни, до школы. В забеге участвовали все старшеклассники, воспитанники детского дома и все желающие. Я не участвовал, болел. Но до сих пор помню кавалькаду бегунов, напоминавших птицу в полете, носом которой был мой одноклассник Миша Жуков. Бежал он легко и быстро, усиленно работая руками; Красная рубаха пузырем, пятки мелькают, так как бежал босиком. В награду ему, победителю, вручили подарок – коробку цветных карандашей (6 шт.).

В классе учились дети разных возрастов. Так, Коле Лапшину было 19 лет. Он ушел из 7 класса, стал работать прицепщиком. Саше Язовских было 17 лет, а окончил школу 20 –летним юношей. Большинство имело возраст 12 – 13лет. Егорову Вите было 10 лет и 9 месяцев.
Я два года жил на разных квартирах, спал на полу или на полатях. В 1949 году д/дом ликвидировали. Всех ребят из других деревень поместили в интернат, там раньше была столовая. В одной комнате жили мальчики, в другой – девочки. После закрытия д/дома одежду детдомовцев раздали нуждающимся детям по деревням. Нам достались рубашка, брюки, шапка, пара валенок, фуфайка и что–то еще по мелочи. Брат после окончания 4 класса Октябрьской школы в 5 класс в Аремзяны не пошел, т.к. нечего было надеть. А с получением одежды приоделся и пошел в 5 класс с 10 января. Догнал и неплохо окончил школу.

Помню, как мы в 5 классе высаживали деревья, кусты малины, черемухи, смородины, рябины. За годы учебы они разрослись, похорошели и проводили нас в большую жизнь. Так закончились мои школьные годы».

По результатам годового отчета за 1945-46 уч. год82 на 1/IX-45 г. в школе было учтено 194 чел. Но в школу пришли 177 человек, так как некоторые дети выбыли по причине переезда родителей в другие районы. Не явились дети из п. Октябрьский и Ростошь. В течение учебного года прибыло всего 2 чел., а выбыло38. Таким образом, к концу учебного года осталось в школе 141 человек. Причин было несколько: 1) переезд родителей; 2) учащиеся-переростки выбыли в ремесленное училище; 3) болезни; 4) отсутствие обуви и одежды.

По предупреждению отсева учащимися школой проводилась следующая работа: а) вопросы всеобуча обсуждались на родительских собраниях и заседаниях сельских исполкомов; б) остронуждающимися детям школа оказывала помощь (выдавала муку-20 кг, и картофель – 25 ведер); в) во время испытаний и экзаменов для учащихся в течение 1 месяца были организованы горячие завтраки; г) обуви, одежды и денежных средств школа не выделяла, но по линии РОНО были получены талоны на обувь для нуждающихся.

По результатам успеваемости в конце 1945-1946 учебного года из141 учащего не допущено к экзаменам 18 человек. На второй год оставили 27 учеников. На осень с испытательным сроком оставлено 27 чел. В основном на второй год оставляли детей немцев — спецпереселенцев из п. Октябрьский, да и то из-за русского языка.

В школе была хорошо организована внеклассная работа. Работали различные кружки:83 1) политический – 23 чел., 2) драматический – 9 чел., 3) хоровой – 15 чел., 4) литературный – 5 чел., 5) музыкальный – 6 чел. Кроме этого работал кружок по изучении ю ПВХО – 23 чел., «ВС» Iст. – 15 чел. Зимой проводились лыжные кроссы. Учащиеся выпускали стенгазеты, устраивали праздники. Например, была проведена новогодняя елка с угощением. За лучший новогодний костюм учащиеся получали премию.

Кроме этого, с учащимися 7 классов велась и политическая подготовка. Они приняли участие в подготовке к Выборам в Верховный Совет СССР. Комсомольцы школы были агитаторами.
Итак, по школьным отчетам видно, что первый послевоенный учебный год показал, что жизнь в селе продолжалась, дети также учились, работали, превозмогая все лишения. Ведь многие из них потеряли своих отцов, братьев на фронте. Матери трудились, не покладая рук, в колхозах. Поэтому школа и являлась культурным центром на селе. Учителя заменяли своим ученикам родителей. Об этом и воспоминания бывших выпускников школы.

В 1947–1948 учебном году насчитывалось 187 учащихся. Так как не хватало помещений, приходилось учиться в две смены. На тот год интерната уже не было. Но еще существовал детский дом. Школьная библиотека насчитывала всего 200 книг, в детском доме была своя библиотека.

Как правило, старшие учащиеся школы начинали занятия позднее, так как были задействованы на уборке урожая. Ими было выработано с 5 по 10 сентября 1947 года 121 трудодень. Работали 23 человека. Учащиеся начальных классов собрали 96 кг. колосьев.

Игнатова (Толстогузова) Парасковья Николаевна, родившаяся в 1940 году в д. Белая, училась в В– Аремзянской школе с 1950 – 1956 годы. Она воспоминает о школьных годах с теплотой и любовью: «В школе я любила литературу и ботанику. Литературу потому, что любила читать. Ботанику полюбила из – за учителя Мальцевой Дарьи Кузьмовны, да просто потому, что люблю растения садить и копать землю. Занималась я в драматическом и хоровом кружках. Мы ставили концерты в школе, клубе, ездили выступать на Белую. Нам всегда были рады. Руководила кружками Мальцева Галина Николаевна. Я пела в хоре, читала стихи, прозу и выступала в пьесах.
Помню пионерские сборы. Всегда было весело, пели песни у костра. Мы из д. Белой приезжали на лошади. Нам это очень нравилось. В комсомоле на собраниях обсуждали школьные успехи, учебу, как полезней провести каникулы.

Весной работали на пришкольном участке. Дрова для школы заготовляли мальчишки. Они пилили и кололи. Девочки складывали в поленницы. Зимой собирали по 10 ведер золы на одного школьника. Ее потом разбрасывали для удобрения. Заготовляли сено, силос. Осенью участвовали в уборке урожая. Работали весело, с огоньком, хоть и уставали. Ведь дети же, да и поесть нечего было. Но зато, когда к 7 ноября и 1 мая накроют праздничные столы для колхозников, а председатель перечислит всех нас, кто, сколько заработал трудодней, посадят за общий стол. А еще подарок дадут: ручку или карандаш – радости не было предела у нас и родителей.
Занималась я подборкой материала для тематических вечеров и концертов. Когда в Аремзянах открыли клуб и библиотеку, то носила книги из библиотеки по деревням: Белой, Заольховке, Брысиной.

Особенно запомнился один случай из школьной жизни. На пришкольном участке я вырастила тыкву на 15 кг. и из 5 колосков – 14 кг. голозерного ячменя. Меня привозили в Тобольск на сельскохозяйственную выставку и подарили книгу « Детские годы Пушкина» и ткань на школьную форму.
Окончив школу, я уехала в Ленинск – Кузнецк учиться на агронома. После учебы вернулась домой и 31 год проработала в «Заготзерне».

В 1950-е годы директором школы была Смирнова Валентина Николаевна. Рядом с ней работали учителя – стажисты: Бухаров К. В., Слепцова А.В., Ченцова Е.И., Платонов Ф.А., Платонова Т.Н., Петренко Л.П., Мальцева Д.К. Школа пополнялась и молодыми кадрами. В 1953 году в школу пришла работать учитель начальных классов Мальцева Галина Николаевна.
В Учебный план84 входили такие предметы, как русский язык (устный и письменный), литература – преподавала Слепцова А.В., арифметика – Платонова Т. Н., история, трудовое обучение и физкультура – Платонов Ф. А., ботаника и география – Мальцева Д.К., немецкий язык – Петренко Л.П.. Предмет «Конституция» был отменен с 1956 года, а в 1958 году в старших классах ввели черчение.

В 1953 году с отличием окончила школу Чаркова Антонина Михайловна, 1940 года рождения, в 1957 г. – Уржумова Евдокия Петровна, 1943 г.р. За отличные успехи выпускницы были награждены почетными грамотами. По итогам окончания учебного года учащимся, особо отличившимся в учении, общественной работе и общественном труде объявлялись благодарности с занесением в личное дело.85

Учителя совмещали учебную работу с работой в интернате, выполняя функции воспитателей. Ночные няни, повар, прачка, технический персонал — вот перечень штатов, которые обслуживали детей, живущих в течение 6 дней в интернате. Дети приобретали навыки самообслуживания. Овощи, выращенные на пришкольном участке, шли на обеды в столовую. Воспитатели строго следили за поведением детей в интернате. Но, как правило, были и исключения. Некоторые дети нарушали дисциплину. Поэтому директор школы объявлял выговор таким учащимся или исключал из интерната. Это считалось суровым наказанием, так как в интернате жили дети из малообеспеченных семей. Другие дети, кому не хватило места в интернате, жили на квартирах. В то время в интернате проживало до 50 человек.

В школе большое внимание уделялось идейно–политическому воспитанию. Директор школы Бухаров К.В. обратился к учащимся 30 апреля 1960 года с такими словами: «День 1 Мая трудящиеся нашей Родины отмечают в обстановке большого трудового и политического подъема в борьбе за выполнение второго года семилетки. Наш народ делает все, чтобы ускорить построение коммунизма в стране. Наша задача состоит в том, чтобы отличной учебой, хорошей подготовкой к экзаменам сделать небольшой вклад в это общее дело».86

В честь праздника особо отличившиеся учащиеся были награждены подарками (книгами) и им объявили благодарность. Неуспевающих учащихся оставляли на повторное обучение, давали задание на лето. По испытаниям осенью решали, перевести или оставить учащихся.
По плану Тобольского районо на 1960 – 61 учебный год было принято решение о переводе на восьмилетний всеобуч В-Аремзянскую семилетнюю школу с 1/IX — 1961 г.87

На базе школы были созданы консультпункты.88За учителями были закреплены по 2 – 3 неграмотных или малограмотных сельских жителя.

Заведующим консультпунктом был назначен учитель Платонов Ф.А.. Заочная форма обучения на селе предполагала такие предметы для изучения: русский язык, математика, физика, биология, химия, основы дарвинизма, астрономия, география, история.

Мальцева Г.Н. была назначена учителем биологии и географии с 23/VIII – 61 года по приказу Районо с переводом из начальных классов, заменив Мальцеву Д.К.. Более 40 лет отдала обучению и воспитанию детей Галина Николаевна. Она была активным участником художественной самодеятельности на селе, агитатором, избиралась депутатом сельского Совета. В школе возглавляла пионерскую, потом комсомольскую работу. Мальцева Г.Н. – прекрасный учитель, на уроках которой было очень интересно. Она умела быть строгой к детским шалостям, находить мудрое педагогическое решение в сложных ситуациях. Она была добра и справедлива. И дети отвечали любовью своему учителю.

Вспоминает ученица тех лет Бухарова (Артеева) Тамара Константиновна:89 «Я больше всего любила уроки биологии и географии из–за учителя Мальцевой Г.Н.. Вместе с ней мечтала вырастить яблоневый сад при школе, занималась в кружке юннатов. С Галиной Николаевной мы занимались посадкой сосен в лесу, совершали экскурсии по окрестностям села, по новостройкам Тобольска. Галина Николаевна учила нас охранять природу, быть внимательными и наблюдательными. Под ее влиянием я полюбила профессию учителя и тоже стала биологом».
За свою работу в школе Мальцева Г.Н. неоднократно награждалась грамотами, значком «Отличник народного образования», «Ветеран педагогического труда» за многолетний добросовестный труд. Часто ее успехи были опубликованы в газете «Советская Сибирь». А пришкольный участок, на котором трудилась вместе с детьми, был первым в районе. Она ежегодно за свои плоды получала грамоты и подарки.

Традиционно в школе под руководством Галины Николаевны вывешивали кормушки в школьном саду, следили, чтобы в них всегда был корм. Весной развешивали скворечники в саду и в лесу. Собирали растительное сырье: березовую почку, ягоды рябины, калины, лекарственные травы.
В школе был живой уголок. Дети сами ухаживали за ежами, белкой, черепашкой, птицами. Разводили кроликов и цыплят. До каждой школы доводился план мероприятий Районо по выполнению решений январского Пленума ЦК КПСС по дальнейшему развитию сельского хозяйства: « Привести в образцовый порядок и расширить имеющиеся при школах сады, ягодники, питомники при восьмилетних школах до 0 ,5 га. Принять широкое участие в озеленении сел, усадеб и школ. Вырастить в течение лета 1961 года 850 га кукурузы, 30 га сахарной свеклы».90

В В–Аремзянской школе выращивали кукурузу выше человеческого роста. При школе была лошадь. Для нее выращивали овес. Овощи использовали в школьной столовой. Традиции, заложенные в 1960-70 гг., продолжаются и в настоящее время.

В 1965 году с отличием окончил школу Бухаров Виктор Кузьмич. Он учился у прекрасных педагогов: матери Ефалии Степановны – учителя начальных классов, а затем – отца Кузьмы Васильевича – учителя физики и математики.

Ученики школы были активными участниками районных олимпиад, слетов, смотров художественной самодеятельности.

Школьники под руководством Остяковой Капитолины Ивановны неоднократно ездили по туристическим путевкам: в 1979 г. – в Москву, в 1982 г. – в Днепропетровск, 1986г. – в Ставрополь. Остякова К.И. –прекрасный учитель, принципиальный, толковый руководитель, интеллигентный человек. Она преподавала русский язык, литературу, историю, основы государства и права, музыку. Была классным руководителем, несла общественную нагрузку. Последние годы работала школьным библиотекарем. Ее педагогический стаж -45 лет. Она – мать троих детей. Дочери продолжили семейную династию и тоже стали учителями. Старшая дочь – Шестакова Марина Семеновна 18 лет руководила школой. Она была учителем русского языка и литературы.
В 1980 –е годы в школу пришли молодые специалисты: Раимбакиева З.Н.. Янабаева Н.А., Балуева Н.А., Симонова Л.В., Бухарова В.А.. Благодаря ним в школе была хорошо организована пионерская и комсомольская работа. Все учителя работали воспитателями в интернате. Численность детей постепенно уменьшалась.

В 1985 г. в школу пришли Шулинин Юрий Александрович, Шулинина Татьяна Петровна, Кузнецов Виктор Борисович, Сухинина Любовь Анатольевна. Проработав несколько лет, они уступили место другим молодым специалистам.
Старое здание школы совсем пришло в упадок. Была построена новая современная школа.

1 сентября 2013 года она открыла двери своим ученикам. Сейчас в 2018 году в ней учатся 71 ученик из Чукманки, п.Ростошь, с.В-Аремзяна и 1 ученик из п. Октябрьский.
Директорами школы в разные годы были:
1. Пятницкий Сергей Алексеевич 1920-1932гг
2. Ефремов Ф С 1937г
3. Митрофанов Михаил Павлович 1939-1941гг
4. Таловикова А.А 1941-1942гг
5. Колганов П.Н.1942-1943 гг
6. Алешкевич А.Е 1942-1943гг
7. Бороздина Валентина Петровна 1943-1947гг
8. Мунарева 1947-1948гг
9. Мальцева Дарья Кузьмовна 1949г.
10. Доронина Евгения Степановна 1949-1951гг.
11. Колганова 1945- 1950гг
12. Изюрова Валентина Антоновна 1950-1952гг
13. Смирнова Валентина Николаевна 1959г.
14. Бухаров Кузьма Васильевич 159-1962гг
15. Остякова Капиталина Ивановна 1962-1966
16. Бухаров Кузьма Васильевич 1966-1968гг
17. Русанова Татьяна ивановна 1968-1969гг
18. Бухаров Кузьма Васильевич с апреля 1969г
19. Желтов Николай Дмитриевич 1969- 1971гг
20. Шургучинова Тамара Александровна 1971-1972
21. Бухаров Кузьма Васильевич 1972-1977гг
22. Слепцова Анна Васильевна 1977-1981гг
23. Бухарова Валентина Александровна 1981г
24. Заварухин Олег Александрович 1981-1982
25. Шестакова Марина Семеновна 1982-1984гг
26. Голденкова Любовь Васильевна 1984г
27. Ушаров Петр Иванович с 12.09.1984-1986гг
28. Шестакова Марина Семеновна 1986-1987гг
29. Шулинин Юрий Александрович 1987г
30. Шестакова Марина Семеновна 1988г
31. Еремов Василий Ильич 1989-1994
32. Кузнецов Виктор Борисович 1994г
33. Шестакова Марина Семеновна 1995г-2013гг
34. Бухарова Ольга Васильевна 2013г по настоящее время.

Деятельность клуба и библиотеки.

Отдельные успехи культуры Тобольского края сочеталась с низким культурным уровнем широких масс сельского населения. Средств на строительство школ, финансирования искусства хронически не хватало в первые годы Советской власти.

Характерным явлением была политизация художественной жизни. Директивные партийные и государственные установки, определившие направление, формы и методы деятельности в области культурного строительства, существенно сужали возможности для его развития.

Следствием отказа от многих достижений культурного населения прошлого стало массовое уничтожение исторических памятников, особенно культовых. С конца 20х годов XX в. многие из них стали использоваться не по назначению.

Этой же участи постигла и церковь с. В-Аремзяны, построенная еще в 1844 г. М.Д.Менделеевой. В 1937 году церковь (памятник деревянного зодчества) была переоборудована под клуб. Верхний этаж разобран, сняты колокола.
В сельской местности, где наблюдалась острая нехватка книг и газет, широкое распространение получили избы-читальни, как очаги новой советской культуры в деревне.

В этих заведениях велась работа, похожая на клубную деятельность. Проводились такие пропагандистские мероприятия среди крестьян, как громкие читки, пересказы прочитанных произведений, обсуждения книг. С начала 1920 –х годов библиотеки и избы – читальни превращаются в агитационные площадки новой власти и становятся первичной политико-просветительской ячейкой в деревне.

Большое значение при обеспечении сибирского крестьянина книгой и газетой приобретал вопрос доставки и распространения печатной продукции, которые в условиях послевоенной разрухи в Сибири были весьма затруднительны. Возникла идея широкого нестационарного обслуживания населения через передвижки, получило развитие книгоношество.

Первые опустошения библиотек начала 1920-х годов потребовали заполнения их новой литературой. На первое место выходило издание для массового читателя политической, антицерковной и антирелигиозной книги.

На территории В–Аремзянского сельского Совета в деревнях работали избы – читальни. Культурно – просветительской работой занимались комитеты содействия школе (комсоды).91

В–Аремзянский сельский Совет по проведению ликбеза занимал среднее положение, так как охват населения 75%.

В 1930-32 годах в школе обучалось 59 учеников. В селе действовала изба – читальня. Избачом был Мальцев (инициалы неизвестны). За свою работу он получал 37 рублей. При избе – читальне был создан кружок ОСОАвиахим. Он состоял из 16 человек, из них две женщины. Возраст членов кружка от 21 до 41 года. В 1935 г. избачом был Мясников Иван Степанович. В школе учителем работал Павел Оладин 38 лет.92

Всю культурно–просветительную работу на селе вели учителя. Они занимались ликвидацией безграмотности среди взрослого населения. Учителя были образцом честности, добропорядочности, несли культуру в народ.

Учителя являлись агитаторами на селе, проводили политико — массовую работу, устраивали читки, беседы с взрослым населением.

В годы В.О.войны в обязанность учителей входило: выпуск боевых листков и стенгазет. Они входили в комиссию по санитарной очистке территорий, вместе с фельдшером на селе проводили беседы по профилактике заболеваний, о вакцинации.

В связи с тем, что в селе не было клуба, опять же усилиями учителей и учащихся школы устраивались праздничные концерты к 7 ноября, 1 мая. Ученики разучивали песни, стихи, ставили пьесы и выступали по деревням.

Таким образом, культурная жизнь на селе существовала благодаря учителям В-Аремзянской неполной семилетней школе.

В годы Великой Отечественной войны в районе работали передвижки от Тобольской библиотеки.93. Возможно, они располагались в избах – читальнях.

Так же отмечается, что в Тобольском районе работали и кинопередвижки94 . В статье «Кинопередвижки на селе» говорится, что за октябрь-ноябрь 1943 года было поставлено 134 сеанса, которые просмотрели ≈ 5000 чел.

В послевоенный период произошли существенные изменения в деятельности культурно-просветительных учреждений. Основными центрами культурно-просветительной работы являлись дома культуры. После войны большинство клубов имело слабую материальную базу, значительная часть оборудования была утрачена. Клубы не имели собственных киноустановок. В 1947 г. в районных домах культуры не было работников со специальным образованием.

Несмотря на эти трудности, клубные учреждения проводили немалую организаторскую и просветительную работу в районе.

В начале 50-х годов началось строительство новых домов культуры и клубов.

Итак, в 1952 г. в селе появилась библиотека, которая носила имя Д.И. Менделеева. Первым библиотекарем была Зырянова Анфиза Матвеевна.

По данным отчета массовой библиотеки за 1954 год94 библиотека занимала комнату площадью 40 м2, была читальня и две передвижки.

Книжный фонд на начало года насчитывал 1593 экземпляра, в течение года еще поступило 902 экземпляра, и к концу года фонд насчитывал 2495 экземпляров книг.

Взрослых читателей было 220 человек, детей 107. Передвижки существовали в д. Чукманка и Белая. Взрослые и дети охотно брали книги для чтения.

Библиотекарь Зырянова А.М. для пропаганды чтения устраивала книжные выставки, проводила литературные вечера, читательские конференции разной тематики; устраивала громкие чтения, составляла библиографические обзоры, выдавала библиографические справки.

А.М.Зырянова совмещала работу и в сельском клубе, который располагался в арендованном помещении площадью 165 м2. Была 1 комната, зрительный зал на 75 мест. Работали кружки: хоровой и драматический. В них занималось 20 чел. Ставили спектакли и концерты. Приезжали профессиональные артисты.

В 1958 г. было построено собственное здание для клуба и библиотеки. Площадь библиотеки увеличилась до 42 м2, площадь клуба- 80 м2, но не стало читальни и передвижного фонда. Хотя количество передвижек увеличивается до четырех. Книжный фонд увеличивается постепенно. Но детских книг очень мало.

Библиотекарь Зырянова А.М. все так же несет в массы культуру, увеличивая в два раза массовую работу.

При клубе работало 3 кружка: хоровой (12 чел.), драматический(14 чел.), танцевальный (11чел). Занятия проводились в комнате для кружковой работы. Имелись музыкальные инструменты: 3 балалайки и гармонь. В клубе ставили спектакли, концерты, выступали агитбригады.
В 1958 году библиотекой и клубом стала заведовать Шарыкина Альбина Ивановна. Библиотека уже находилась в здании церкви, которая в 1960 году была переделана под клуб. Площадь библиотеки увеличилась до 48 м2. По текстовому отчету96 за III квартал 1961 г. выяснено, что В-Аремзянской сельской библиотекой проводились следующие мероприятия: в период сенокоса проводились читки, беседы непосредственно на сенокосных угодьях. Например, была проведена беседа на уборке клевера 1 первой полеводческой бригаде о передовом опыте и о передовиках на заготовке сена колхоза им. Ленина Масловского с/совета, читки о передовиках. Ежедневно оповещена сводка колхозов. Выпускались «Молнии» о передовиках.

Освещались политические события. В связи с программой КПСС проводились читки и беседы на ферме, в бригадах на полевых работах. В период уборочной читки не прекращались, передавался вымпел от агрегата к агрегату.

Книги доставляли книгоношами и заведующая библиотекой по домам, на агрегаты.

Были оформлены книжные выставки о Программе КПСС «Коммунизм – светлое будущее всего человечества» и др., «Урожаю достойную встречу», «За честный труд – почет и слава»

С 1962 года в библиотеке начала работать молодой специалист Соколова Анастасия Александровна.97

С ее приходом культурная жизнь на селе еще больше активизировалась. В клуб потянулась молодежь. Стали для населения ставить на праздники концерты. Соколова А.А. умела играть на балалайке, сама исполняла русские народные песни. В клубе появилась киноустановка. По вечерам, в свободное от домашних дел время, жители собирались в клубе на просмотр фильма. А дети, т.к. не хватало места, садились прямо на пол перед экраном и смотрели кино.

Но в 1974 году случился пожар в селе. Сгорело здание клуба. Т.о., село лишается культурного центра. Одновременно сгорает и библиотека. Книжный фонд был потерян, а книги были ценные: часть книг еще принадлежала церковно-приходской школе.

Библиотеку временно организуют в одной половине жилого дома по ул. Менделеева, 9. Там библиотека просуществовала до 1978 года. Помещение было маленькое, не приспособленное, книжный фонд небольшой. Но все выполнено и оформлено с любовью.

Вопрос о строительстве нового клуба поднимался неоднократно на заседаниях исполкомов. И вот, в 1979 году, было построено новое здание для клуба и библиотеки. На яру, на старом месте, где когда-то стояла церковь.

Деятельность клуба вновь ожила. Большой зал, где проводились собрания граждан, устраивали концерты своими силами. Днем для детей показывали мультфильмы, а по вечерам – кино. В клубе всегда проводили выборы в депутаты. Все было празднично, торжественно. В почетном карауле стояли возле урны лучшие ученики школы. Пионерская форма, галстук, пилотка настраивали на торжественность. Взрослые относились с уважением.

В фойе работники клуба вывешивали агитационные плакаты, стенгазеты, поздравления. Молодежь с удовольствием принимала участие в постановке концертов. Особенно с большим размахом проходил концерт по окончанию посевной или уборочной, когда награждали лучших колхозников грамотами и подарками. Праздник встречу Нового года тоже устраивали всем селом, собирались в клубе семьями. Активным участником всех культурных событий на селе вновь была заведующая библиотекой Соколова А.А.. Она участвовала в художественной самодеятельности, а для детей организовала кукольный театр. Дети ставили кукольные спектакли по выходным дням. Вечерами при клубе работала группа здоровья. Опять же организатором была Соколова А.А.. Библиотека вновь пополнилась книжным фондом. Неутомимая труженица, влюбленная в свое дело, Анастасия Александровна, выписывала из разных городов книги. В библиотеке было много периодической печати: журналы «Пионер», «Костер», «Мурзилка», «Работница», «Крестьянка» и др., местные и центральные газеты.

Появился детский фонд. К каждому юному читателю Анастасия Александровна подходила индивидуально. Всегда интересовалась, понравилась книга или нет, задавала вопросы по содержанию, контролировала, какие книги детям читать по возрасту.

Вместе с учащимися и учителями школы клубные работники проводили политинформации на ферме, на полевых станах, устраивая для колхозников концерт. В библиотеке всегда были оформлены книжные выставки, был стенд, посвященный великому земляку Д.И.Менделееву.

После выхода на пенсию Соколовой А.А. в библиотеке стала работать Лагода Нина Ивановна. Она проработала недолго и выдавала только книги. В культурной деятельности села активного участия не принимала. После Лагоды Н.И. проработал всего лишь 1 месяц Бронников Сергей. Его сменила в феврале 1987 г. Тувыкина Любовь Яковлевна. Библиотека к тому времени потеряла свое «лицо». Клуб по-прежнему работал. Все так же показывали кино. Но уже была кинопередвижка из п. Октябрьского. Киномеханик приезжал 2 раза в неделю и «крутил» кино. Завклубом была Кривцова Вера Иосифовна. Молодежь по вечерам, особенно в субботу, когда съезжаются домой студенты, внуки к бабушкам в гости, устраивала дискотеки, играли в бильярд, репетировали номера художественной самодеятельности. Устраивали концерты своими силами. Иногда приезжала районная агитбригада со своим концертом.

Но вновь в селе случается пожар. 7 марта 1989 г. во время работы котельной сгорает клуб, а с ним и библиотека. Спасти практически ничего не удалось. Книжный фонд, созданный Соколовой А.А., вновь потерян.

Пять лет на селе не было библиотеки. И вновь нашли небольшое помещение – (здание медпункта и почты – ул. Школьная, 27.) Заведовать библиотекой в 1995 году стала Остякова Мирослава Алексеевна (2.07.1962 – 4.05.1997).

Помещение не приспособленное, плохо отапливаемое, книжный фонд небольшой. Вновь пришлось приложить немало усилий, чтобы сформировать фонд.
Культурная жизнь на селе замерла.

В 1998 г. здание бывшего магазина (ул. Менделеева, 29) было перестроено под клуб и библиотеку.
Вновь молодежь потянулась в клуб. Заведующей клубом стала Плахина Е.А.. Современные дети требуют иных развлечений. Для них стал работать кружок по рукоделию, по субботам – дискотеки. Работники д/сада, учителя устраивали концерты. На 9 мая собирали со всех деревень тружеников тыла, ветеранов В.О.в., чествовали их, устраивали чаепития.

После Остяковой М.А. библиотекарем стала работать Бухарова Светлана Михайловна.
Вновь оформлялись книжные тематические выставки, появился уголок по краеведению. Библиотечный фонд (1500 экземпляров) постепенно пополнялся и достиг 7 тысяч книг.
Библиотекарь Бухарова С.М. проводила игры, викторины с детьми, знакомила их с книжными новинками не только в помещении библиотеки, но и в здании школы.
Но вновь несчастье. В ночь на 20 мая 2004 года здание клуба сгорает. Пожар уничтожил все. И снова село осталось без клуба, без библиотеки.

Совместными усилиями местные жители добились открытия библиотеки в маленьком, неприспособленном помещении (часть жилого дома – 10 м2), где и разместить книжный фонд негде, не то что проводить культурные мероприятия. По крупицам, у кого остались до пожара книги на руках, несли сельчане книги в библиотеку. Многие подарили свои книги из личных библиотек, откликнулись некоторые организации г. Тобольска. Их работники передавали книги из личных библиотек. Районная библиотека пополнила книжный фонд и сейчас пополняет. Но трудности в том, что книги разместить негде.

Все так же Бухарова С.М. устраивала обзор книжных новинок, тематических выставок, проводила библиотечные уроки, викторины, конкурсы, тесно сотрудничая со школой. Все мероприятия проводились в здании школы.

В июле 2014 года открылся новый клуб. В нем расположена и библиотека. Культура на селе процветает, работают кружки, занятие вокалом и хореографией. Проходят праздничные концерты.

Т.о., автору удалось проследить социально – экономические, политические и культурные изменения в годы советской власти на селе. История села неразрывно связана с историей всей страны. События 1917 г. отразили позиции различных общественных сил на задачи и пути модернизации России. Большевистский взгляд на будущее страны получил свое выражение в политике «военного коммунизма», нэпе, сплошной коллективизации. Все эти этапы пережили и села, расположенные на территории В – Аремзянского сельского Совета. Суровым испытанием стала Великая Отечественная война. Война несла народу на только горе и новые лишения – война народ распрямила, проверила на прочность. Сотни сельских жителей ушли на фронт защищать Родину. Не вернулось с поля боя 253 воина. Женщины и подростки заменили в колхозе мужчин. Многие из них позднее были награждены медалью « За доблестный труд в В.О.в. в 1941 — 1945 гг.». После войны сельское хозяйство претерпевает изменения. Мелкие колхозы становятся нерентабельными, происходит их укрупнение в один колхоз «Красная звезда». Большую ответственность в деле воспитания и обучения подрастающего поколения несли учителя. Именно они являлись проводниками идей партии и правительства на селе. Культурно – массовая работа с населением проводилась в 1930-е гг. избачами, а с 1950-х гг. — сельскими библиотекарем и заведующим клубом.

Глава 3. Социально – экономические и культурные изменения на современном этапе.

Социально–экономическое положение села

На основании указа Президента РФ №1617 от 9.10. 1993г. «О реформе представительных органов власти и органов местного самоуправления в Российской Федерации» деятельность поселковых и сельских Советов народных депутатов прекращена.1

Функции прекративших деятельность Советов народных депутатов переданы администрациям, которые стали органами власти и управления на соответствующих территориях.

В соответствии с Законами Тюменской области «О местном самоуправлении», «Об установлении границ и состава территорий муниципальных образований в Тюменской области » 17 декабря 1996 г. в границах Тобольского района установлен состав 22 муниципальных образований Тобольского района, в том числе и В-Аремзянского.2

В–Аремзянская сельская администрация образована в декабре 1991 г. на основании закона РСФСР « О местном самоуправлении» от 6 июля 1991 г.3

В связи с постановлением съезда народных депутатов РСФСР от 1 ноября 1991 года №830 «Об организации исполнительной власти в период радикальной экономической реформы» распоряжением администрации Тобольского района от 11 декабря 1991 года №03 назначен Федосеев Валерий Константинович главой В-Аремзянской сельской администрации.

На территории администрации начитывалось населения 700 человек. Существовали такие организации и предприятия, как 1) Октябрьский ЛЗУ; 2) Советский ЛЗУ; 4) АООТ «Нефтехимик»; 5) В-Аремзянская средняя школа; 6) начальная школа д. Ростошь; 7) начальная школа д. Чукманка.

В распоряжении администрации было: сельхозугодий – 1215 га; пашни – 2520га; сенокос 600 га; пастбищ – 400га.4

В соответствии с Законом Тюменской области «Об образовании объединенного муниципального образования Тобольский район»5 и Приложением к Закону Тюменской области «Об установлении границ муниципальных образований Тюменской области и наделении их статусом муниципального района, городского округа и сельского поселения» от 2004г. № 11 и Уставом объединенного муниципального образования Тобольский район в состав ОМО входит 22 объединившихся муниципальных образования, 119 населённых пункта, в том числе и с. В-Аремзяны.
Общая протяженность границы поселения – 103, 13 км.

Основу экономики района в 2008 году составлял агропромышленный комплекс, который представлен отраслью сельского хозяйства:
1) ООО «Мясомолочный Комплекс», руководитель Алимов Сабир Мухамедзянович.
2) ООО «Герефорд», руководитель Зуев Анатолий Геннадьевич.
В 1990-е гг. на территории администрации существовал совхоз «Нефтехимик».6

В 1989 г. колхоз «Красная звезда» был реорганизован в совхоз «Нефтехимик» — подсобное хозяйство Нефтехимического комплекса (НХК). Трудно складывались отношения нового хозяина с местными жителями. Бывшие колхозники с опаской относились к тому, что на их земле хозяйничают другие люди. Руководство НХК выделяло своих рабочих с техникой на период посевной кампании или на сенокос. Позднее все трактористы и шоферы перешли работать в транспортный цех НХК.

Директором совхоза был назначен Шарайкин И.П. Совхоз был разделен на три отделения: 1) д. Соколовка – свиноферма, 2) д. Чукманка – звероферма, 3) с. В – Аремзяны – молочный комплекс. На каждом отделении был назначен управляющий.

Постепенно социально–бытовые условия стали меняться в лучшую сторону. Было положено асфальтовое покрытие от НХК до с. В–Аремзяны и по его улицам. В селе появился детский сад, о котором так долго мечтали жители. В школе провел капитальный ремонт, появился водопровод. Построили котельную, благодаря которой стали отапливать школу, д/сад, дома на ул. Молодежной. На этой улице для рабочих совхоза построили благоустроенные два двухэтажных коттеджа для многодетных семей и три одноэтажных. Предприятие НХК шефствовало над школой и д/садом. Рабочие совхоза получили уверенность в завтрашнем дне. Но в 1990 –е гг. Нефтехимкомплекс переживал трудные экономические проблемы. Совхоз прибыли не приносил, неся убытки. Звероферма была ликвидирована, поголовье крупного рогатого скота резко сократилось. Все это привело к тому, что в 1997 году совхоз «Нефтехимик» прекратил свое существование.

ООО «Мясомолочный Комплекс» был образован в 2003 году на месте обанкротившегося совхоза «Нефтехимик». Техника была продана с молотка, чтобы выплатить зарплату рабочим. Оставался только крупный рогатый скот – 170 голов. Через год предприятие увеличило количество коров до 208. Взяли в аренду два трактора, засеяли 300 га пшеницы и гороха на фураж. В Соколовке есть небольшая свиноферма. Вся молочная продукция шла на гормолзавод, мясо реализовывали на ярмарке рыночного комплекса «Ермак». К 2007г. ситуация на комплексе изменилась. Так как содержание крупнорогатого скота оказалось невыгодным, директор предприятия Алимов С.М. принял решение продать дойное стадо. Вместо коров завели коз. Начали с малого: приобрели 5 коз и одного козла зааненской породы. Поголовье стада постепенно стало увеличиваться, появились новые заботы: отремонтировать фермы, переоборудовать станки, запастись кормами и т.д. К концу года в стаде уже насчитывалось более 70 коз, прикупили 19 овечек, 3 коров и 32 теленка мясной породы герефордов. За всем хозяйством ухаживает семья Дорофеевых. Хозяйство в связи с финансированием АПК получило новый толчок в развитии. ММК «Тобольский» участвует в программе по развитию овцеводства и козоводства. Поголовье стада при хорошем уходе значительно расширилось: 140 голов коз и овец. Козье молоко и творог реализуется на рынках г. Тобольска.
В настоящее время ММК «Тобольский» не существует.

ООО «Герефорд» — строящееся сельхозпредприятие, расположенное в д. Кирюшина В–Аремзянского сельского поселения. В 2007 году по национальному проекту АПК на территории д. Кирюшина стали возводить фермы для содержания мясной породы герефордов. Руководитель предприятия Анатолий Геннадьевич Зуев со всей серьезностью подошел к новому для него делу. Селу катастрофически не хватает молодых специалистов, которые не хотят оставаться из-за отсутствия жилья. Поэтому, предоставляя рабочие места, директор предприятия позаботился о жилье. Молодым специалистам он предоставил квартиры в Тобольске. А для рабочих начали строить общежитие. Построено несколько ферм, загоны для скота. Завезены 100 коров породы герефорд и стадо овец длинношерстной породы советский меринос. Появились теплицы, ранняя продукция овощей расходится среди местного населения и реализуется в Тобольске. Созданы рабочие места. Таким образом, число безработных на территории поселения сократилось. В планах предпринимателя построить рядом с фермой небольшой поселок из благоустроенных домиков, мясоперерабатывающий комбинат, открыть племобъединение по выведению элитных пород.

Предприятие приобрело технику. Заготавливают корма и сено своими силами.
Правительством Российской Федерации в рамках национальной политики определено развитие агропромышленного комплекса. Реализация национального проекта «Развитие агропромышленного комплекса» развивается по двум направлениям: 1) ускоренное развитие животноводства; 2) стимулирование развития малых форм хозяйствования АПК.

За 2006 год по программе кредитования личного подсобного хозяйства кредиты получили 6 ЛПХ.
По реализации приоритетного национального проекта «Доступное жилье» получила сертификат молодая семья Тестешевых Ольги и Ивана. Получив кредит на строительство жилья, они строят деревянный дом.
Сегодня в селе В-Аремзяны проживает 281 человек.

В 2018 году в селе функционируют две торговые точки (частные магазины) ИП Потапова Р.Р и ИП Третьякова Н.А
Данные магазины в достаточном количестве обеспечивают население основными продуктами питания и продовольственными товарами.

В селе есть почтовое отделение, новый ФАП открыт в 2018 году и детский сад, который в 2018 году посещает 52 ребенка.

С декабря 2010 года по 01.10.2015 года главой администрации была Хурсан Галина Федоровна.
С 01.10.2015 года главой администрации сельского поселения работает Агешина Нина Владимировна.

В селе работает Добровольная Народная Дружина, в состав которой входит 6 человек. Проводится дежурство на местах массового пребывания людей на дискотеках, вечерах отдыха, праздничных концертах.

В селе по федеральной программе проведена газификация села. Газифицировано 38 домов. Для газификации выделены субсидии 17 домовладельцам.8

Возрождению духовной культуры на селе способствует возрождение храма. Благодаря предпринимателю Зуеву Анатолию Геннадьевичу, который выступил в роли мецената, в 2013 году построился кирпичный храм во имя Николая Чудотворца.

В апреле 2016 года А.Г. Зуев ушел из жизни. Решением Тобольской городской Думы № 78 от 31 мая 2017 года Анатолию Геннадьевичу Зуеву присвоено звание «Заслуженный гражданин города Тобольска» ( посмертно).

После его ухода остался, не достроен домик для священнослужителя и службы проходят все реже и реже. В настоящее время в храме нужен косметический ремонт.
Ежегодно в июле проходит День села.

Улицы украшаются разноцветными флажками и шарами, хозяева приводят свои придомовые территории в порядок. На праздник собираются жители со всего В – Аремзянского поселения и гости из Тобольска.

Еще в 2004 году в селе Верхние Аремзяны состоялось торжественное открытие мемориально-музейного комплекса и памятника Д.И.Менделееву. Автор памятника – скульптор Распопов Н.В. В церемонии открытия комплекса приняли участие губернаторы Тюменской области и Ямала Собянин С.С. и Неелов Ю.В., ученые из разных городов России, преподаватели из ТГПИ имени Д.И.Менделеева, научные сотрудники ТГИАМЗ, работники образования и культуры.
С открытием памятника начал работу новый туристический маршрут «В – Аремзяны – родина Д. И. Менделеева». Этот монумент, по словам Е. Акулича, стал основой будущего мемориально-музейного комплекса, куда, кроме него войдут отстроенный заново музей – усадьба семьи Менделеевых, православная часовня, макет стекольного завода. Но на данный момент на комплексе изменений нет.

Комплекс стал излюбленным местом отдыха аремзянцев. Возле памятника благоустроена зона отдыха, разбиты клумбы с цветами, посажены кустарники.

К памятнику приходят молодожены, чтобы возложить цветы. Приезжают гости из Тобольска. Стало традицией в школе возлагать цветы к памятнику в Праздник первого и последнего звонка, проводить митинг в день рождения нашего великого земляка.

Увеличился поток туристов из разных уголков России: Москва. С – Петербург, Переславль Залесский, Екатеринбург, Челябинск, Омск, Сургут, Губкинский, Нижневартовск, Новосибирск, Стрежевой и др. Для них проводятся экскурсии в школьном музее и на территории мемориально-музейного комплекса.

Школа на современном этапе

Тобольский районный Совет народных депутатов Тюменской области в 1987 году принял решение «О реорганизации Верхнеаремзянской восьмилетней школы в среднюю и укреплению ее учебно — материальной базы».10

В 1988 году в школе насчитывалось 47 учеников. Дети все также жили при интернате из поселка Октябрьский, деревень Ростошь и Чукманка. В школе откармливали трех поросят. В январские каникулы учащиеся смогли съездить в Казань.11

Интернат просуществовал до декабря 1990 года. Причина закрытия – организован подвоз учащихся, дети не стали жить в интернате.

1990 год — первые ученики пришли в 10 класс: Митрофанова Г., Шестаков А., Плоскова Н., Турнаев А.
В 1992 году средняя школа сделала свой первый выпуск.

Так как школа стала средней, численность учащихся возросла. По данным сведениям на 1993 год в 5 класс пришли учиться 20 чел., в 6 кл. – 15 чел., в 7кл. – 15 чел., в 8 кл. – 13 чел., в 9 кл. – 6 чел., в 10 кл. – 9 чел., в 11 кл. – 3 чел.12

Изменился и педагогический состав. Школа пополнилась молодыми специалистами, выпускниками Тобольского педагогического института имени Д.И. Менделеева: Мелькунова Л.Н- учитель физики и математики, Бастрон С.Д. и Колмакова А.А.–учителя русского языка и литературы, Филатов О.Н. – учитель физической культуры, Глухих А. В.- учитель истории. Учителей было 16 человек. В школе работали социальный педагог и психолог.

С 1995 года в образовательном учреждении начались занятия по проекту «Русская школа», направленные на возрождение на селе традиционной русской культуры. В вариативном компоненте, который позволяет дополнять базисный план, появились такие предметы, как «Народоведение», «Моя родословная», интегративный курс «Светочи и святыни России», «Русская культура» и «Основы семейной жизни» с упором на традиции русской семьи для старшеклассников, авторская программа «Русская кухня», кружок росписи русской игрушки.

В 1995 году благодаря директору музея народного образования Бонифатьевой в школе создан музей «На родине Д.И.Менделеева». При музее начал работу кружок краеведения. Старшеклассники с удовольствием стали заниматься поисково-исследовательской работой, пополнять музей экспонатами, проводить экскурсии. Занятия в музее органично дополняли предметы по проекту «Русская школа». Экспонаты музея учителя часто использовали и используют на своих уроках, во внеклассных мероприятиях.

На здании школы в 1997 году была установлена мемориальная доска, посвященная Д.И.Менделееву (автор Г. Праваторов). Команда школы стала активным участником городских и районных мероприятий, посвященных нашему великому земляку. Например, в 1998 г. Бухарова Ю. успешно выступила на викторине, В 1999 г. команда в составе Мальцевой А., Бухаровой Ю., Дорофеевой М., Васильковой Ю., Митрофановой О. заняли 1место в районной игре « Умники и умницы» и т. д.13

Под руководством Филатова Олега Николаевича команда юношей успешно участвовала в районных спортивных соревнованиях: 1997г. – II место по баскетболу, участие в конкурсе « Папа, мама, я – спортивная семья».

Одаренные дети проверяли свои знания на районных олимпиадах. В 1998г. — Бухарова Ю. заняла III место по биологии, Голденкова И. III место по русскому языку; 1999г. — Бухарова Ю. заняла III место, а Мальцева А. — II место по литературе, по русскому языку- I место.

В 2000 году ученица 11 класса Митрофанова Ольга участвовала в районном конкурсе «Ученик года», заняв III место. Окончила школу с серебряной медалью. Ее брат Митрофанов Андрей получил серебряную медаль в 2002 году. После школы оба продолжили образование в ТГПИ имени Д.И.Менделеева.14

Увлечение традициями русской старины принесли свои плоды, которые без преувеличения можно назвать выдающимися. На Всероссийском конкурсе «Школа года – 2002» Верхнеаремзянская средняя школа стала лауреатом.15

В 2008 году школа претерпевает изменения. Произошло сокращение педагогического персонала. В школе работает 10 учителей. Средний педагогический стаж составляет 22 года, средний возраст — 41 год. Как видно, это зрелый, опытный, стабильный творческий коллектив единомышленников. Это они приносят в школу все то, что еще вчера казалось недостижимым, создают и развивают новые пед.технологии, совершенствуют старые. Высшее образование имеют 7 учителей, 1 учитель со средним специальным образованием, 2 учителя получают высшее образование, обучаясь заочно в ТГПИ им. Д. И. Менделеева.

Высшая квалификационная категория присвоена двум учителям, 4 учителя имеют I квалификационную категорию, II категория присвоена трем учителям. Молодой специалист работает по 8 разряду.

Школа гордится учителями. Нагрудным знаком Министерства просвещения «Почетный работник общего образования» отмечен труд Шестаковой М.С.- директора школы, Кузнецовой В.А.

Учителя участвуют в районном конкурсе «Учитель года»:
2002 г. Иутина С.Ю. — I место. Участник областного конкурса «Учитель года»
2004 г — Коробейникова Л.В. Приз детского жюри.
2006 г.- Суменкова Г.А. — дипломант в номинации «За вдохновение и поиск в педагогике».
2008 г.- Бухарова О.В. — дипломант в номинации «За внедрение передового педагогического опыта».

Учащиеся школы принимают активное участие в районной интеллектуальной историко-краеведческой игре «Наследники», конкурсах рисунков и поделок, смотрах — конкурсах учебно — опытных участков. Школьная команда мальчиков участвовала в районных соревнованиях по баскетболу на приз Саши Берендеева: 2002г. – I место, 2003 г. – III место, 2004 г. – II место. В 2002 году заняли I место в «Богатырских потешках», в 2003 г. – I место в Турнире рыцарей спорта. В течение ряда лет команда юношей занимала призовые места в районном велопробеге.16
С 2004 года проходит легкоатлетический кросс, посвященный памяти Д.И.Менделеева, старт — от мемориального комплекса села, а финиш – у памятника Д.И.Менделеева в Тобольске.

Сократилось и количество школьников. На 2008 — 09 учебный год в школе насчитывается 53 ученика. Все малокомплектные школы на территории В-Аремзянского сельского поселения были закрыты. Организован подвоз учащихся на школьном автобусе из деревень Ростошь и Чукманка.
Школа играет роль культурного центра на селе. Учителя совместно с учащимися готовят для населения концерты к праздникам, различным торжественным событиям. В течение учебного года в школе проходят праздники: День знаний, Осенний бал, Новогодний бал, День Матери, День самоуправления, Месячник, посвященный Д.И.Менделееву, Месячник оборонно-массовой работы, митинг, посвященный Дню Победы, Праздник последнего звонка и др.

По программе работы с одаренными детьми проводятся предметные школьные олимпиады, школьная научно – практическая конференция, конкурс «Ученик года». Учителя – предметники в целях развития интереса к своему предмету, проводят предметные недели, в рамках которых проходят игры, конкурсы, выставки творческих работ, тематические вечера. Победителей награждают призами.

В День учителя проходит День дублера. Учащиеся старших классов выступают в роли учителей, разрабатывают план проведения Дня дублера, составляют расписание, готовят самостоятельно планы уроков и концертную программу. Итоги Дня подводятся на планерке совместно с учителями. Дети делают выводы, насколько труд учителя интересен и тяжел одновременно.

В стенах школы проходят районные семинары для учителей: семинар учителей малокомплектных школ, руководителей школьных музеев, учителей химии, молодых специалистов, заместителей директоров по учебно — воспитательной работе.

В школе существует ученическое самоуправление « Новое поколение». Каждый год проходят выборы нового ученического совета. Выбирают президента, премьер – министра, формируют министерства:1) образования; 2) культуры и информации; 3) внутренних дел; 4) труда; 5) туризма и спорта. У каждого министра есть свои обязанности. Разработан Устав организации.

Для дежурства по школе создано 4 сводных отряда из учащихся 5–10 классов. Выбраны ответственные дежурные, которые организуют дежурство в течение дня в столовой, по школе. После уроков ответственный дежурный сдает школу дежурному учителю. Разработаны критерии оценок по дежурству, затем выводится средний балл. Между отрядами организовано соревнование.

Большое внимание уделяется в школе здоровьесберегающим технологиям. В кабинетах оформлены Уголки здоровья, стоят хвойные веточки. В начале уроков проводится зарядка. Классные руководители проводят классные часы о пропаганде здорового образа жизни. Ежемесячно проходят Дни здоровья, соревнования, «Веселые старты».
Главная идея, которой педагогический коллектив руководству¬ется в организации жизнедеятельности школьников, — это идея творчества.

Во внеурочной деятельности дети занимаются в кружках по интересам. В базе школы работают кружки 1) Краеведения; 2) « Литературная гостиная»; 3) Рукоделия; 4) Драматический; 5) Почемучки; 6)Математический; 7) спортивная секция.
Тема воспитательной программы школы «Взаимодействие с семьей в целях всестороннего развития личности».

Классные руководители посещают семьи детей, проводят родительские собрания, лектории. Совместно с родителями проходят общешкольные праздники, спортивные соревнования, классные часы. Родители входят в Управляющий совет школы.
На 1 января 2018 года школа насчитывает 71 ученик. Осуществляется подвоз детей из д. Чукманка, п. Ростошь и п. Октябрьский.

В селе на базе средней школы создан социокультурный центр. В него вошли школа, детский сад, клуб.

Школа является сосредоточием культурной жизни села.

В современный период, в селе произошли коренные перемены, был разрушен привычный уклад жизни советского колхозника. Став подсобным хозяйством градообразующего предприятия, на короткий отрезок времени, в сельской жизни произошли благоприятные социально-экономические перемены, но потеря их в 1990-е гг.была еще более тяжелой. Потеряв стабильность, хозяйство села не пришло к прежнему уровню и порядку. Единственным светочем просвещения и культуры является средняя общеобразовательная школа. Лучшие перемены к будущему сулит постройка планируемого туристического комплекса.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, история села В-Аремзяны богата и разнообразна. За длительный период своего существования, более чем в 250 лет, село пережило взлеты, падения, периоды экономической стабильности, кровавые драмы и этапы «тихого выживании», но сохранило и преумножило контингент населения и веру в «светлое будущее».

Будучи образовано в середине XVIII века, как поселение, приписанное к стекольному заводу купцов Корнильевых, оно на протяжении дореволюционного периода сохраняло специфику такого крестьянского поселения с общими чертами сибирского хозяйственного уклада. Значительный вклад в развитие села внесла семья Менделеевых. Именно Мария Дмитриевна положила начало образованию на селе, открыв для крестьянских детей школу грамоты при церкви в 1844г.

Советский период в развитии села отмечен целым рядом преобразований и нововведений, часто болезненно и разрушительно отзывавшихся на развитии хозяйства в целом.

Теперь уже крестьяне стали объединяться в различные сельхозартели, создавать в каждой деревне колхозы: «Красный пахарь» (с. В-Аремзяны), «Победа» (д. Заольховка), «Красный путь» (д. Брысина), имени М.Горького (д.Белая).7 Тех, кто не хотел вступать в колхоз, объявляли кулаками. Они подлежали раскулачиванию и выселению на другую территорию. Благодаря таким спецпереселенцам на территории В-Аремзянского сельского Совета возникли поселки Ростошь и Октябрьский. Молот репрессий 1930 –х гг. не обошел стороной и жителей с. В–Аремзяны. Среди них был заведующий школой I ступени С.А. Пятницкий. Его объявили врагом народа, потому что он выступил против разрушения церкви: «Это памятник деревянного зодчества – мастерство талантливейших людей и память о Д.И. Менделееве».

4 ноября 1937 г. решением «тройки» НКВД Пятницкий С.А. был осужден по ст. 58 УК РСФСР и приговорен к расстрелу..8

Политическая коньюктура давила сверху, государство само решало, что удобнее и выгоднее крестьянину. Колхозники были ограничены в гражданских правах. У них не было паспортов, работали только за трудодни. Такое тяжелое положение сохранялось и после Великой Отечественной войны.

В годы Великой Отечественной войны почти все мужское население ушло на фронт с территории В-Аремзянского сельского Совета. Часть из них сложила головы на полях сражений, многие вернулись искалеченные и раненые. Они вновь пополнили ряды колхозников и стали восстанавливать разрушенное хозяйство: Шестаков Максим Еверьянович, Андреев Александр Васильевич, Третьяков Игнат Спиридонович и др. Вернулся на преподавательскую деятельность в школу Бухаров Кузьма Васильевич. До самого выхода на пенсию работал фельдшером Просвиркин Николай Иванович, обслуживая сразу несколько деревень.9

В 1950-е гг. государство признало мелкие колхозы нерентабельными. Поэтому стали объединять несколько мелких колхозов в один крупный. Так, на данной территории все мелкие колхозы объединились в один колхоз «Красная звезда». Колхоз просуществовал до 1989 г.10 В дальнейшем был реорганизован в совхоз «Нефтехимик». Стоит отметить низкую производительность труда, невыполнение госпоставок, незаинтересованность колхозников в результатах своего труда. Такое состояние дел было характерно для всей страны. Совхоз просуществовал 10 лет и, обанкротившись, распался.

Т.О., экономика села пережила взлеты и падения.

О духовном воспитании прихожан заботилась церковь. В селе когда-то было две церкви. С установлением Советской власти в 1937г. церковь была разрушена. И вот спустя десятилетия вновь строится храм. Духовная жизнь на селе возрождается. К концу 2013 года зазвучат колокола в храме во имя Николая Чудотворца.

В-Аремзянская школа имеет богатое прошлое. В 2014 г. школа отметила свой юбилей -170 лет. Вот уже 70 лет школа носит имя Д.И.Менделеева. На фасаде школы есть памятная доска, а в здании — музей « На родине Д.И.Менделеева». Так местные жители чтут память своего великого земляка.

За свою богатую историю школа претерпевала значительные изменения: школа грамоты, церковно-приходская, школа I ступени, неполная средняя (семилетняя), восьмилетняя, средняя.11 Школа долгое время была единственным очагом культуры на селе. Учителя боролись с неграмотностью среди взрослого населения, устраивали читки, выпускали стенгазеты, вместе с учащимися ставили концерты. С появлением в селе клуба и библиотеки в 1952 г.12 эту работу стали вести библиотекарь и заведующий клубом. Благодаря поисковой работе автору удалось собрать большой материал о работе школы в годы Великой Отечественной войны и в послевоенное время. По архивным данным были восстановлены списки учащихся, их табели, Учебные планы, приказы по школе, годовые отчеты. Текущий архив школы помог восстановить фамилии всех директоров школы с 1920 г., составить биографии лучших учителей. Численность учащихся школы была до 300 чел. В школе обучались дети всех деревень с территории В-Аремзянского сельского Совета. В связи с уничтожением «неперспективных деревень» численность учащихся стала сокращаться. В настоящее время в школе обучается 70 детей.

В годы войны на базе школы существовал детский дом № 9. В нем воспитывалось более 100 сирот со всего Тобольского района. Детский дом был расформирован в 1949г.13

В настоящее время в селе есть детский сад, почтовое отделение, ФАП, магазины, пилорамы, школа, клуб. Село развивается как туристический маршрут на родину Д.И.Менделеева.

ПРИМЕЧАНИЯ

Глава I
1.Тобольский хронограф / под ред. Абдеева З.Т. ,т.1. — Омск, 1993. — С.109.
2. Миллер Г.Ф. История Сибири. В 2ч. — М. – Л. 1937., т.1, гл.3. — С. 42
3. Там же, С.43.
4. Балюк Н.А. Тобольская деревня. — Тобольск, 1997. — С.15.
5.Балюк Н. А. Крестьянское хозяйство Зауралья в к. XVI- нач. XX в. — Тюмень, 2003. — С. 24.
6.Копия с закладной на сенные покосы владельца Якова Корнильева 1736 г. (копия, представленная в школьный музей Балюк Н.А.). — С.1
7.Там же. С.1.
8.Выписка Сибирской Губернской канцелярии, данная тобольскому купцу-фабриканту Алексею Корнильеву в 1749 г. Государственной мануфактур-коллегией (копия, представленная в школьный музей Балюк Н.А.). — С.1.
9.Там же, С.2.
10. Там же, С.2.
11.Там же, С.3.
12. Там же, С.4.
13. Там же, С.5.
14. Мамеев С. Тобольские фабриканты Корнильевы.// Тобольские губернские ведомости. 1889. — 10 октября. — С.2.
15. Там же, С.2.
16. Наш край в документах и иллюстрациях / под ред. Д.И.Копылова.-
Свердловск, 1966. — С.108.
17. Очерки истории Тюменской области. — Тюмень, 1994. — С.72.
18. Мамеев С. Тобольские фабриканты Корнильевы. // Тобольские губернские ведомости. – 1889. — 10 октября. — С.2
19.Жучкова Л. Штоф из Аремзян / Сб. Памятники Отечества: в 2 ч. — М., 2002.-Ч.1. — С. 96.
20. Ф.329, оп.5, д.225, лл.57-58.
21.Там же, лл. 59.
22. Ф.329, оп.5, д.276, л.2.
23. Ф.329, оп.5, д.225, л.60.
24.Там же, л.60.
25. Там же, л.61.
26.Ф.329 ,оп.5, д.225, л.2.
27.Там же, л.13.
28. Там же, лл.13-15.
29.Там же, лл.16-17.
30. Жучкова Л. Штоф из Аремзян / Сб. Памятники Отечества: В 2 ч.-М., 2002.-Ч.1. — С.97.
31.Там же, С.97.
32. Ф.329 ,оп.5, д.225. л.61.
33.Там же, л.88.
34.Там же, л.21.
35. Тобольский гений России: В 2 ч.: Т.1.Неизвестный Менделеев: Избранные соч. / Сост.Г.Смирнов. — Тобольск,-2003.-С.262.
36.Там же, С.262.
37.Наш край в документах и иллюстрациях / под. ред. Копылова Д.И. Свердловск, 1966 г. — С.275.
38. Громыко М. М. Трудовые традиции русских крестьян Сибири (XVIII – первая пол. XIX вв.). — Новосибирск,1975. — С.53-56.
39. Тобольский хронограф / Сост. Софронов В.Ю., т.2. — М.,1994. — С.319.
40. Выпись из церковных записей церкви села Аремзянского 1839-1855 гг. «О необыкновенных случаях, произошедших в с. Аремзянском». (копия, представленная в школьный музей Балюк Н.А.). — С.1.
41.Там же, С. 1.
42.Балюк Н.А. Родословие – от земли. -Тобольск, 1992. С.12.
43.Там же, С .12.
44. Выпись из церковных записей церкви села Аремзянского 1839-1855 гг. «О необыкновенных случаях, произошедших в с. Аремзянском» (копия, представленная в школьный музей Балюк Н.А.). — С.2.
45.Там же, С.3.
46.Справочная книга Тобольской епархии. Тобольск, 1913. — С.35.
47.Там же, С.35.
48. Скачкова Г.К., Романова Т.В. Церковно-приходские школы / В творческом поиске. Образовательные учреждения г. Тобольска. — Тюмень, 2006. — С. 86-88.

Глава II
1. Очерки истории Тюменской области.- Тюмень, 1994. — С.126.
2. Наш край в документах и иллюстрациях / под. ред. Копылова Д.И. Свердловск, 1966. — С.91.
3. Очерки истории Тюменской области.- Тюмень, 1994 .- С.129.
4.Самойлов В.А. Летопись Тобольского района. — Тобольск, 2003. — С.26.
5. Ф.551,оп.1, д.502, лл2-3.
6.Ф.551, оп.1, д.605, л.1.
7.Ф.551, оп.1, д.542, лл.1-5.
8.Там же, лл.6-7.
9. Там же, л.8.
10.Там же, л.9.
11. Там же, лл.10-11.
12. Самойлов В.А. Летопись Тобольского района. – Тобольск. 2003. — С. 19.
13. Книга расстрелянных: Мартиролог погибших от руки НКВД в годы большого террора. — Тюмень, 1999 г. т.2. – С. 34.
14. Самойлов В.А. Летопись Тобольского района. — Тобольск, 2003,-С.21.
15.Там же, С.21.
16. Там же, С.21.
17.Подкорытов Н.П. , Воспоминания.
18. Ф — Р.1657 «Машинотракторные станции Тобольского района», оп. 1,д.1. лл.1-3
19.Там же, д.8. лл.1-7.
20.Ф.1650, оп.1, д.2. лл. 8-10.
21.Там же, лл. 11.
22.Там же, л.20.
23.Там же, лл.22.
24.Там же, л.23.
25.Волкова Н. Медвежья услуга предколхоза Каленых. // Тобольская правда. 1943. 18 июня – С.2.
26.Вакарин М. Угроза холодной и голодной зимы.//. Тобольская правда. 1944. 24 июня.- С.2.
27. Тобольская правда. 1943. 6 сентября. — С 2.
28. Тобольская правда.1943. 14 августа. — С.2.
29. Тобольская правда.1944. 7 октября. — С. 2.
30.Там же, С.2.
31. Тобольская правда.1943. 14 августа.-С.2.
32.Логинова Е.А.
33.Митрофанова Е.С.
34.Ф.551, оп.1, д.1669, лл.76-80.
35.Толстогузова П.Н.
36.Ф. 551, оп.1. д.1763. лл.35-37.
37. Рыбкина А.А.
38.Архив школьного музея. Папка №5 «История колхоза «Красная звезда».
39.Там же, д.2.
40. Там же, д.3
41. Там же, д.4.
42. Тихонов В. признание по заслугам// Советская Сибирь.1981. 25 ноября. – С.1.
43.Советская Сибирь.1987.26 сентября.- С.2.
44.Расхвалов А. Чукманские хожалки.// Советская Сибирь.1987. 19 ноября.- С.2.
45.Викторов В. Фотоинформация.// Советская Сибирь.1988. 21 июля. –С.1.
46. Советская Сибирь.1987. 10 февраля.- С. 1.
47. Советская Сибирь.1988. 8 сентября. – С.1.
48.Ф.676, оп.1, д.176. л.35.
49.Там же, лл.36-37.
50.Там же, л.135.
51.Там же , л.261.
52. Самойлов В.А. Летопись Тобольского района. – Тобольск. 2003,-С.28.
53. Ф.676, оп.1, д.250, л.30.
54.Там же, л.32.
55. Тобольская правда. 1944. д.1, л.1.
56. Там же, д.1, л.2.
57. Там же, д.1, л.3.
58.Ф-Р. 495,оп.1, д.30, л.1.
59. Там же, л.2.
60.Там же, л.19.
61.Ф. 1650, оп.1, д.2, л.50.
62.Там же, л.50.
63.Там же, л.51.
64.Мальцев Д.М.
65. Ф-Р.1650, оп.1,д.2, л.40.
66.Там же, л.41.
67.Там же, л.41.
68.Там же, л.42.
69.Ф-Р. 495, оп.1, д.87,л.15.
70.Ф. 1756, оп.1, д.66, л.1.
71.Ф-Р 495, оп.1, д.87, л.21.
72.Там же, л.31.
73. Там же, л.32.
74. Там же, л.42об.
75. Там же, л.27.
76. Бухарова А.А.
77.Скобелкина В.С.
78.Ф. 1756, оп.1, дд.68,69.
79.Ф-Р.495,оп.1, д.208, л.35.
80.Третьякова Е.А.
81. Подкорытов Н.П.
82.Ф-Р.495, оп.1, д.87, л.81.
83.Там же, л.101.
84.Текущий архив школы, Книга приказов №1.
85.Там же, лл.16-17.
86.Там же, лл.20.
87.Ф-Р 495, оп.1, д.413, л.3.
88.Там же, л.12.
89.Артеева Т.К.
90.Ф-Р 495,оп.1,д.413, л.36.
91.Там же, л.40.
92.Там же, л.5.
93.Тобольская правда. 1944. 9 апреля. –С.2.
94. Тобольская правда. 1943.3 января.-С.2.
95.Ф-Р.1654, оп.1,д.7, л.40.
96.Там же, д.17.
97.Там же, д.30.
98. Архив школьного музея. Папка №1 «История школы».

Глава III
1.Ф-Р. 1650, оп.5, д.25, л.1
2. Самойлов В.А. Летопись Тобольского района. – Тобольск. 2003,-С.224.
3. Ф-Р. 1650, оп.1, д.25, л.7.
4.Там же, л.8.
5. Самойлов В.А. Летопись Тобольского района. – Тобольск. 2003,-С.225.
6. Архив школьного музея. Папка №5 «История колхоза «Красная звезда».
7. Текущий архив сельского поселения.
8.Там же.
9.Текущий архив музея. Тетрадь учета проведения экскурсий.
10. Ф-Р.281, оп.1, д.2247.
11.Текущий архив школы. Книга приказов №3.
12.Там же.
13.Архив музея. Папка №3 «Выпускники школы».
14.Там же.
15. Архив музея. Папка №1 «История школы».
16. Архив музея. Папка №10 «Грамоты».

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Из книг:

  1. Балюк Н.А. Тобольская деревня / Н.А. Балюк.- Тобольск, 1997. — 224 с.
  2. Балюк Н.А. Земледельческое хозяйство Западной Сибири / Н.А. Балюк. — Тюмень, 2001. 182с.
  3. Балюк Н.А. Развитие земледельческого хозяйства Западной Сибири / Н.А. Балюк. — Тюмень, 2002. — 180 с.
  4. Балюк Н.А.Крестьянское хозяйство Зауралья в конце XVI — начале XX в. / Н.А. Балюк. — Тюмень, 2003 г. — 186 с.
  5. Балюк Н.А.Родословие — от земли / Н.А. Балюк. — Тобольск,1992
  6. Бахрушин С.В. Научные труды т.3. ч.1. — М., 1995 г.
  7. Вилков О.Н. Ремесло и торговля Западной Сибири в XVII в. — М., 1967 г.
  8. Вклад тюменцев в победу в В.О.в. / Сб. статей. — Тюмень, 2005 г.
  9. Громыко М.М. Западная Сибирь в XVIII в. Русское население и земледельческое освоение / М.М. Громыко. — Новосибирск. 1965.
  10. Громыко М.М. Трудовые традиции русских крестьян Сибири (XVIII –первая пол.XIXвв. / М.М. Громыко — Новосибирск. 1975.
  11. Д.И. Менделеев в воспоминаниях современников / Сост. А.А. Макареня, И.Н.Филимонова, Н.Г.Карпило.- М.,1973. — 272 с.
  12. Копылов В.Е. Окрик памяти: история Тюменского края глазами инженера / В.Е.Копылов. — Тюмень,2000. — 334 с.
  13. Копылов В.Е. Менделеев и Зауралье / В.Е. Копылов. — Тюмень, 1986. -120с.
  14. Копылов Д.И. Д.И. Менделеев — почетный гражданин г.Тобольска / — Д.И.Копылов, Д.Ткалич. — Тюмень. — 1969.
  15. Копылов Д.И. Обрабатывающая промышленность Западной Сибири в XVIII — первой пол. XIX вв. / Д.И. Копылов. — Свердловск. 1973.
  16. Курбатов В.Я. Менделеев / В.Я. Курбатов — Л., 1954.
  17. Миллер Г.Ф. История Сибири. В 2 т.; т.1 / Г.Ф. Миллер. — М., 1937.
  18. Очерки истории Тюменской области. — Тюмень, 1994. — 271 с.
  19. Прибыльский Ю.П. Во имя жизни / Ю.П. Прибыльский. — Тюмень, — 264 с.
  20. Прибыльский Ю.П. Школа тюменского края / Ю.П. Прибыльский. — Тобольск. — 1998.
  21. Первая столица Сибири. В 2 ч. / Под ред. Камелина В.А. – М. 2002.
  22. Самойлов В.А. Летопись Тобольского района / В.А. Самойлов. – Тобольск, 2003. — 242с.
  23. Скачкова Г.К., Романова Т.В. Церковно-приходские школы / В творческом поиске. Образовательные учреждения г. Тобольска. — Тюмень, 2006.
  24. Словцов П.А. Историческое обозрение Сибири.
  25. Стариков В.И. Д.И.Менделеев. — Свердловск,1984.
  26. Тобольский хронограф / под ред. Абдеева З.Т.,т.1.- Омск, 1993.
  27. Тобольский хронограф / сост. Софронов В.Ю.,т.2.- М.,1994.
  28. Шелегина О.Н. Адаптация русского населения в условиях освоения территории Сибири. В 2 ч. – М., 2002.
  29. Шунков В.И. Очерки по истории колонизации Сибири в XVII –XVIIIвв.- М.- Л.,1946.

Из периодических изданий:

  • Валов А. Из чего пили тоболяки / А. Валов // Тюменские известия. — 2000. — 30 августа. — С.3.
  • Вакарин М. Угроза холодной и голодной зимы / М. Вакарин // Тобольская правда. — 1944. -24 июня.- С.2
  • Викторов В. Фотоинформация / В. Викторов // Советская Сибирь. — 1988. — 21 июля. — С.1.
  • Расхвалов А. Чукманские хожалки / А. Расхвалов // Советская Сибирь. -1987. — 19 ноября.- С.2.
  • Копылов В.Е. Привязанности детства / В. Е. Копылов // Тюменские известия. — 1999. — 30 января.- С.3.
  • Копылов В.Е. Место рождения – Тобольск / В.Е. Копылов // Тюменские известия. 1998. 10 ноября.-С.4.
  • Макареня А.А. Менделеев – патриот своей Родины / А.А. Макареня // Тобольская правда. — 1999. — 7 февраля.- С.1.
  • Тихонов В. Признание по заслугам / В. Тихонов // Советская Сибирь. — 1981. — 25 ноября. – С.1.

Текущий архив сельского поселения.

Текущий архив школы.
1.Книга приказов №1.
2. Книга приказов №3.
Полевые материалы, собранные у следующих лиц:
1.Артеева Тамара Константиновна, 1954 г.р. Родилась в д. Заольховка, проживает в г. Тобольске.
2.Бухарова Анастасия Артемьевна, 1931 г.р. Родилась в д. Заольховка, проживает в с. В-Аремзяны.
3.Василькова Ирина Ивановна, 1923 г.р. Родилась и проживала в с. В-Аремзяны.
4. Логинова Екатерина Афанасьевна, 1922 г.р. Родилась и проживала в с. В-Аремзяны.
5.Митрофанова Екатерина Степановна, 1927 г.р. Родилась в д. Еловка, проживала в с. В-Аремзяны.
6.Мальцев Дмитрий Максимович,1931г.р. Родился и проживал в с. В-Аремзяны.
7.Подкорытов Николай Петрович, 1935 г.р. Родился в п. Ростош, проживает в г. Хабаровске.
8.Рыбкина Анна Алексеевна, 1940 г.р. Родилась в Горьковской области, проживает в с. В-Аремзяны.
9.Скобелкина Валентина Степановна,1933 г.р. Родилась в д. Заольховка, проживает в г. Тобольске.
10.Толстогузова Парасковья Николаевна, 1940 г.р. Родилась в д.Белая, проживает в г. Тобольске.
11.Третьякова Евдокия Андреевна,1933 г.р. Родилась в д. Заольховка, проживает в с. В-Аремзяны.
Литература
1. Балюк Н.А. Тобольская деревня.- Тобольск, 1997. 224 с.
2. Балюк Н.А. Земледельческое хозяйство Западной Сибири. -Тюмень, 2001. 182с.
3. Балюк Н.А. Развитие земледельческого хозяйства Западной Сибири. -Тюмень, 2002. 180 с.
4.Балюк Н.А.Крестьянское хозяйство Зауралья в к. XVI — нач. XX в. -Тюмень, 2003 г. 186 с.
5. Балюк Н.А.Родословие — от земли. Тобольск,1992
5. Бахрушин С.В. Научные труды т.3. ч.1. -М., 1995 г.
6. Валов А. Из чего пили тоболяки.//Тюменские известия. 2000.30 августа.-С.3.
7.Вакарин М. Угроза холодной и голодной зимы.//. Тобольская правда. 1944. 24 июня.- С.2
8. Викторов В. Фотоинформация.// Советская Сибирь.1988. 21 июля. -С.1.
9.Вилков О.Н. Ремесло и торговля Западной Сибири в XVII в.-М., 1967 г.
10. Вклад тюменцев в победу в В.О.в./ Сб. статей. -Тюмень, 2005 г.
11.Громыко М.М. Западная Сибирь в XVIII в. Русское население и земледельческое освоение.- Новосибирск. 1965.
12. Громыко М.М. Трудовые традиции русских крестьян Сибири (XVIII –первая пол.XIXвв. ). — Новосибирск. 1975.
13.Д.И.Менделеев в воспоминаниях современников./Сост.А.А.Макареня, И.Н.Филимонова, Н.Г.Карпило. М., 1973. 272 с.
14.Копылов В.Е. Окрик памяти (История Тюменского края глазами инженера). -Тюмень,2000. Кн.1, 334 с.
15. Копылов В.Е. Менделеев и Зауралье. Тюмень, 1986. 120 с.
16. Копылов В.Е.Привязанности детства.// Тюменские известия. 1999. 30 января.- С.3.
17. Копылов В.Е Место рождения –Тобольск. .// Тюменские известия. 1998. 10 ноября.-С.4.
18.Копылов Д.И., Ткалич Д. Д . И. Менделеев- почетный гражданин г.Тобольска- Тюмень. 1969.
19. Копылов Д.И. Обрабатывающая промышленность Западной Сибири в XVIII -первой пол. XIX вв.- Свердловск. 1973.
20.Курбатов В.Я. Менделеев. -Л., 1954.
21.Миллер Г.Ф. История Сибири. В 2 т.- М., 1937. Т.1.
22.Макареня А.А. Менделеев – патриот своей Родины.// Тобольская правда. 1999. 7 февраля.-С.1.
23. Очерки истории Тюменской области.- Тюмень, 1994, 271 с.
24.Прибыльский Ю.П. Во имя жизни. -Тюмень, 2002. 264 с.
25. Прибыльский Ю.П. Школа тюменского края. -Тобольск. 1998.
26.Первая столица Сибири. В 2 ч. /Под ред. Камелина В.А. –М. 2002.
27. Расхвалов А. Чукманские хожалки.// Советская Сибирь.1987. 19 ноября.- С.2.
28. Самойлов В.А. Летопись Тобольского района. – Тобольск, 2003. — 242с.
29.Скачкова Г.К., Романова Т.В. Церковно-приходские школы/ В творческом поиске. Образовательные учреждения Г.Тобольска. Тюмень, 2006.
30.Словцов П.А. Историческое обозрение Сибири.
31.Стариков В.И. Д.И.Менделеев. — Свердловск,1984.
32. Тобольский хронограф / под ред. Абдеева З.Т.,т.1.- Омск, 1993.
33.Тобольский хронограф / сост. Софронов В.Ю.,т.2.- М.,1994.
34. Тихонов В. признание по заслугам // Советская Сибирь. — 1981. — 25 ноября. – С.1.
35.Шелегина О.Н. Адаптация русского населения в условиях освоения территории Сибири. В 2 ч. – М., 2002.
36.Шунков В.И. Очерки по истории колонизации Сибири в XVII –XVIIIвв.- М.- Л.,1946.

История села  Верхние Аремзяны Материал собран Бухаровой Ольгой Васильевной, учителем истории Верхнеаремзянской школы, дополнен Черкашиной Людмилой Викторовной, библиотекарем Верхнеаремзянского сельского филиала Глава 1. Основание села Аремзянского Над лугом Никулиным, там, где речка Белая впадает в речку Аремзянку, на высоком холме расположилось село В-Аремзяны. История этого поселения ведется с 17 века. Еще задолго до «Сибирского взятия» здесь обосновал свою вотчину знатный мурза, татарский князек Аремзяна.1 Городок являл собой крупное оборонительное сооружение. В Сибирской летописи имеется сообщение о том, что Ермак с дружиной после победы над Кучумовым войском предпринял поход по территории Сибирского ханства. Князь Аремзяна отказался платить дань и занял осадное…

Оценка

Рейтинг пользователей 4.7 ( 4 голосов)
0